Значение мотива и цели преступления в уголовном праве

Содержание внутреннего отношения к тем или иным объективным и юридически значимым признакам конкретного преступления может существенно различаться. Например, лицо, которое застали на месте преступления, производя выстрел в направлении появившегося очевидца, может желать убить его, но может иметь намерение лишь ранить последнего, чтобы избежать задержания; оно может сознавать, что стреляет в сотрудника милиции, или не знать этого; предвидеть, что своим выстрелом может убить или ранить других граждан, или не предполагать подобных последствий и т.д. Совокупность подобных отношений и формирует результирующую направленность субъекта на совершаемое деяние в целом, выраженную в той или иной форме вины. Юридическая значимость данных отношений в конкретных случаях может быть разной и их нельзя рассматривать по какому – то условному шаблону: одно отношение – всегда главное, другое – второстепенное.

В уголовно-правовой литературе, например, спорят о том, какое отношение преступника является определяющим: к совершаемым действиям или наступившим последствиям. Вопрос этот важный, так как связан с уголовной ответственностью и наказанием. Но данный спор не выходит за рамки уголовно-правовой целесообразности, поскольку в реальной жизни у субъекта преступления наличествуют не одно-единственное отношение к действиям или последствиям, не два – к действиям и последствиям, а более или менее непротиворечивый ряд отношений к каждому юридически значимому объективному признаку конкретного деяния. И любое отношение может оказать то или иное влияние на квалификацию преступления.

В ст. 5 УК РФ, раскрывающей принцип вины (принцип субъективного вменения), говорится о необходимости установления внутреннего отношения субъекта и к действиям (бездействию), и к последствиям. Но такое же отношение следует устанавливать и к отягчающим и квалифицирующим обстоятельствам, и другим юридически значимым признакам состава преступления. Например, нельзя привлечь лицо к уголовной ответственности по п. "г" ч.2 ст. 105 УК РФ за убийство женщины, если оно не знало, что женщина находится в состоянии беременности, как нельзя привлечь лицо по п. "в" ч.2 ст. 164 УК РФ за хищение и порчу документов, если оно не сознавало, что эти документы имеют историческую, научную или культурную ценность. Юридическая значимость того или иного субъективного отношения лица к различным элементам конкретного состава преступления изначально определяется социально-психологической сутью поведения субъекта, но в юридической квалификационной оценке решающую роль играют уже правовые положения. Последние являются своеобразным "прокрустовым ложем". Если то или иное психическое отношение не укладывается в юридическую формулу, оно отбрасывается или даже "подгоняется" под нее. При этом иногда забывается, что уголовно – правовые определения различных аспектов субъективной стороны являются всего лишь интегрированным юридическим отражением различных психологических реалий, отражением, как правило, неполным, нередко приблизительным и даже искаженным [28, с. 28]. Законодатель, стремясь к более или менее адекватному обобщенному отражению субъективных отношений в уголовно – правовых дефинициях, как правило, упрощает сложную психическую деятельность, что связано, по меньшей мере, с тремя факторами. Во–первых, с объективной невозможностью абсолютно адекватно выразить любые реалии в понятиях и определениях. Известно, что человеческое отражение – не простое, не непосредственное и не цельное; оно представляет собой процесс ряда абстракций, формирования и образования понятий, которые охватывают объективные закономерности условно и приблизительно.

Во–вторых, с решением уголовным правом относительно узких и сугубо юридических задач, которые не включают в себя глубинных психологических закономерностей. Заимствуя знания из психологии, уголовное право традиционно отстает от уровня развития психологии. И это отставание в определенной мере обусловлено консервативностью права и его практическими потребностями в относительной стабильности собственных определений.

В–третьих, с тяготением уголовного права к четким рамочным определениям, в связи, с чем оно вынуждено идти на известные упрощения, ограничения и дифференциации, которых нет в реальной психологии преступного поведения, где все взаимопереходы постепенны.

С этими обстоятельствами в первую очередь и связаны многие спорные и нерешенные проблемы субъективного вменения и субъективной стороны.

1.2 Понятие субъективной стороны преступления

Субъективная сторона преступления – это внутренняя психологическая характеристика преступного поведения, заключающаяся в психическом отношении преступника к совершаемому преступлению в целом и его отдельным юридически значимым элементам объективного характера (общественно опасному действию или бездействию, преступным последствиям, причинной связи между действиями и последствиями, месту, времени, способу, орудиям, средствам и другим обстоятельствам совершения преступления) в частности. Она является относительно сложным образованием, состоящим из ряда взаимосвязанных социально – психологических элементов, имеющих общее и особенное уголовно – правовое значение. К ним относятся: вина, мотив и цель преступного поведения, эмоциональное состояние лица в процессе совершения преступления.

Под установлением субъективной стороны преступления понимается процесс установления в деянии субъекта признаков умысла или неосторожности, указанных в законе, выяснение вида, содержания и направленности умысла, содержания неосторожности, мотивов, цели преступления и иных признаков субъективной стороны и определение степени вины преступника [15, с. 30].

При установлении субъективной стороны преступления следствие и суд нередко испытывают значительные трудности. И это понятно: нужно исследовать не только внешнюю сторону действий обвиняемого, но и внутреннюю, психическую сторону этих действий, "помыслы и чувства" обвиняемого, его мотивы и желания. Причем, естественно, трудно ждать от обвиняемого чистосердечных показаний по этому вопросу. Психика (психическое) представляет собой внутреннее содержание жизни человека, его мысли, чувства, намерение, волю. Психические процессы обычно подразделяются на интеллектуальные (познавательные), эмоциональные и волевые. При этом надо иметь в виду, что такое деление является условным и в отдельности (сами по себе), такие процессы не существуют. Лишь в единстве, в тесном сплаве интеллекта (познания), чувства и воли и существует психика человека. Тем не менее, для уяснения содержания и значения, как в целом субъективной стороны преступления, так и образующих ее признаков привлечение внимания к составляющим психику элементам (процессам) является не только полезным, но и необходимым. Каждый из признаков, образующих субъективную сторону преступления, характеризует психическое содержание. Основным признаком субъективной стороны преступления уголовно – правовая наука считает вину. И это обоснованно. Поведенческий акт может быть признан преступлением лишь при наличии вины человека, его совершившего. Вина – понятие юридическое (уголовно-правовое, административно–правовое и гражданско-правовое). В то же время оно имеет глубинное психологическое содержание.