Преступление против собственности

Следовательно, объективная сторона грабежа характеризуется активными действиями преступника, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом. Типичным грабежом является «рывок», т.е. внезапный захват чужого имущества, совершаемый без намерения оказать какое-либо физическое воздействие на потерпевшего.[2]

Если же присутствующие не замечают хищения, либо, наблюдая факт изъятия имущества, считают его правомерным, на что и рассчитывает виновный, то хищение не может быть признанно открытым - то есть грабежом. Хищение не может квалифицироваться как грабеж и в том случае, когда кто-либо из присутствующих замечает, что совершается незаконное завладение чужим имуществом, однако сам преступник ошибочно полагает, что действует незаметно для других лиц. В этом случае хищение также квалифицируется не как грабеж, а как кража.

Возможна и более сложная ситуация, когда хищение, начатое как тайное, перерастает в грабеж. Если виновный намеревался совершить хищение тайно, но после того, как его застигли на месте преступления, перешел к активным действиям, совершенное следует рассматривать как грабеж. Вопрос о перерастании тайного хищения в открытые возникает лишь в тех случаях, когда действия, начатые как кража, еще не закончены, т.е. виновный еще не завладел имуществом и не получил реальной возможности воспользоваться им (или распорядиться) по своему усмотрению.

В данном случае следует учитывать, что грабеж признается оконченным с момента завладения чужим имуществом и получения возможности распоряжаться им по своему усмотрению. Общественно опасные последствия грабежа, выраженные в виде имущественного ущерба, нанесенного собственнику или иному законному владельцу имущества, являются обязательным признаком объективной стороны этого вида хищения. При этом в расчет не принимается то обстоятельство, успел виновный фактически распорядиться похищенным имуществом либо использовать его или нет. Фактическая реализация этой возможности находится вне рамок объективной стороны грабежа.

Неудавшаяся же попытка открыто завладеть имуществом рассматривается лишь как покушение на грабеж.

Кроме того, в соответствии с комментарием к Уголовному кодексу, не образуют состава грабежа и открытые действия, направленные на завладение чужим имуществом с целью его уничтожения, совершаемые из хулиганских побуждений или с целью временного его использования, либо в связи с действительным или предполагаемым правом на это имущество.[3] В качестве примера можно рассмотреть следующую ситуацию. Гражданин К. со своей находящейся в положении женой возвращались вечером из гостей. У женщины неожиданно начались предродовые схватки и возникла необходимость срочно доставить ее в родильный дом. Однако, К. не удавалось остановить редкие проезжавшие мимо автомобили. Единственный же остановившийся водитель заявил, что ему не по пути... Возбужденный К. насильно выволок водителя из машины и фактически угнал ее. Однако, целью гражданина К. не был грабеж машины как таковой и, следовательно, квалифицировать его действия как грабеж нельзя.

Таким образом, в объективную сторону грабежа входит также причинно-следственная связь между противозаконными действиями виновного, преследовавшими цель завладеть чужим имуществом, и наступившими вредными последствиями.