5. Пределы мер безопасности

Декларация провозглашает неотъемлемость, равенство прав и свобод, недопустимость дискриминации.

Права и свободы, провозглашенные в указанных документах, легли в основу Декларации прав человека и гражданина от 22 ноября 1991 года, а позднее - Конституции РФ от 12 декабря 1993 года. Причем российская Конституция по количеству и объему декларируемых прав и свобод рассматривается специалистами как самая щедрая. Немецкие коллеги, например, этому удивляются. Многое из того, что предусмотрено Конституцией РФ, нет даже у них.

Но гражданам нашей страны не привыкать. Статья 127 «Сталинской» Конституции СССР 1936 года гласила: «Гражданам СССР обеспечивается неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда и с санкции прокурора». А на самом деле?

Россияне привыкли рассматривать Конституцию как красиво оформленную витрину магазина, в котором не всегда есть рекламируемый товар. К сожалению, приходится констатировать, что между тем, что записано в Конституции и реальным воплощением, «дистанция огромного размера».

Стремление посттоталитарного общества поставить в центр внимания права и свободы личности понятно. Тем не менее, записывать в Конституции права, которые общество заведомо не может обеспечить, вредно. Это порождает нигилизм.

В борьбе за права и свободы человека и гражданина родился очередной идеологический миф о недопустимости любых ограничений прав и свобод. В теории международного права выделяют даже так называемые абсолютные пра-ва[83], которые якобы не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах.

Думается, что надо быть реалистами. В этом плане очень актуальной является тема «круглого стола» «Принципы, основания, пределы ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву», который провел журнал «Государство и право» в Нижнем Новгороде 10 - 11 декабря 1997 года[84].

Участник дискуссии профессор В.И. Гойман отмечал, что «в специально-юридическом смысле свобода (право) - это всегда естественное ограничение естественного права с точки зрения уточнения границ его распространения, определения дозволенных форм, способов реализации права, обозначения механизмов защиты от нарушения или восстановления нарушенного права. В указанном смысле справедливо утверждение о том, что только ограничение и содержащее пределы своей свободы право отвечает своему первоначальному предназначению. Ограничение прав. имеет такое же естественное происхождение, как сами права и свободы»[85].

Следует также отдавать себе отчет в том, что «усушка и утруска» прав и свобод происходит в процессе их практической реализации. Полнота реализации прав и свобод определяется социально-экономическими ресурсами общества, его бытия жизни общества. В них выражена та мера свободы, которая объективно возможна для личности на конкретном историческом этапе развития общества»[87].

Освоение «дарованных» прав и свобод определяется и субъективными факторами. Как правильно считает В.Б. Исаков, «право на доступ к информации имеет определенные биологические и физиологические границы, обусловленные возможностями человеческого мозга к переработке информации»[88]. Реализация права на образование определяется собственными возможностями и способностями. А некоторые граждане не пользуются своими свободами только потому, что и не подозревают об их существовании.