Глава 29. Преступления против правосудия.

§1. Общая характеристика преступлений против правосудия.

§2. Вмешательство в осуществление правосудия и их производство предварительного расследования.

§3. Злоупотребление должностными полномочиями или их превышение лицами, осуществляющими правосудие или предварительное расследование.

§4. Посягательства на законную деятельность по осуществлению правосудия или предварительного расследования со стороны лиц, обязанных ему содействовать, а равно выполнять решения указанных органов.

§1. Общая характеристика преступлений против правосудия.

Глава 32 УК включена законодателем в раздел Χ «Преступления против государственной власти.» Это и понятно. Конституция РФ выделяет правосудие в качестве самостоятельной ветви государственной власти. Эта власть осуществляется судами посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 118). Непосредственно в Конституции установлены и такие важнейшие гарантии правосудия, как независимость судов и подчинение их только Конституции и федеральному закону; равноправие сторон; неприкосновенность судей; организационное, процессуальное и финансовое обеспечение возможности полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом (ст.ст. 120, 122-124). Нормы об ответственности за преступления против правосудия как раз и обеспечивает уголовно-правовую охрану и защиту неуклонной реализации приведенных положений Конституции.

Название рассматриваемой главы дано с определенной долей условности. По точному смыслу Конституции, правосудием является только процессуальная деятельности судов; между тем, из содержания главы видно, что под достаточно строгую уголовно-правовую охрану и защиту взята и процессуальная деятельность органов предварительного расследования, то есть дознания и предварительного следствия, а также прокурора. Больше того, некоторые нормы устанавливают ответственность и за посягательство на защитника, эксперта, судебного исполнителя, судебного пристава и т.д.

Здесь, как и в ряде других глав УК, законодатель исходит из технического приема, позволяющего избегать излишней громоздкости названий разделов, глав и статей, но и так чтобы сохранить в названии основную характеристику объекта преступления. В данном случае прокурора, лица, производящего дознание, следователя, а тем более специальных участников судопроизводства - защитника, эксперта и т.д. - можно рассматривать как лиц, «обслуживающих» правосудие путем подготовки материалов для него и участия в их анализе судом.

При изучении содержания рассматриваемой главы надо иметь в виду, что в некоторых нормах (например, ст.ст. 306,310,314,316 УК) речь идет об уголовных делах и связанных с ними правоотношениях, может создаться впечатление, что глава 17 защищает интересы только уголовного правосудия. Тем более, что и в других статьях использована не вполне точная терминология (например, ст.ст. 295, 296 УК говорят о «защитнике», а не об адвокате или представителе). Но тем не менее надо твердо усвоить, что за исключением прямо оговоренных в законе случаев, в равной степени осуществляются уголовно-правовая охрана и защита правоотношений, относящихся к сфере как уголовного, так и конституционного, гражданского, административного процесса, реализующего интересы правосудия.

Еще одна сложность усвоения материала об ответственности за преступления против правосудия состоит в том, что законодатель не счел необходимым строго развести ответственность должностных лиц и иных субъектов преступных деяний против правосудия. Если некоторые нормы, например, ст. 302 УК четко определяет круг возможных субъектов деяния, каковыми могут быть только следователь или лицо, производящее дознание, то субъектами ответственности по ст. 297, 298, 304 УК могут быть как должностные лица органов дознания, следствия и даже судьи, так и любые другие лица. Это затрудняет классификацию преступлений против правосудия.

Вперед: Глава 30.
Назад: Глава 28.