Уголовно-правовая характеристика терроризма

В средние века представители мусульманской секты ассошафинов убивали префектов и калифов. В эти же времена политический террор практиковали некоторые тайные общества в Индии и Китае. На территориях современного Ирана, Афганистана и некоторых других стран животный страх на своих противников из мусульманской суннитской знати и правителей наводила могущественная и предельно закрытая секта исмаилитов, использовавшая в своей борьбе доведенные до совершенства способы физического устранения неугодных лиц.

Терроризм становится постоянным фактором общественной жизни со второй половины XIX века, Его представители - русские народники, радикальные националисты в Ирландии, Македонии, Сербии, анархисты во Франции 90-х годов, а также аналогичные движения в Италии, Испании, США.

В XX веке спектр мотивов для использования методов террора существенно расширился. Если русские народовольцы, первомартовцы и эсеры рассматривали террор как самопожертвование на благо общества, то для "красных бригад" он служил способом и средством самоутверждения. "Красный террор" и "черный" террор фашистского, неонацистского толка стоят недалеко друг от друга и не имеют ничего общего с тем, что делали народовольцы.

У современного терроризма одна вожделенная цель: захват власти. И ни о каком "благе общества" здесь и говорить не приходится.

В XX веке состоялся перенос терроризма на государственный уровень, чего до этого не было. Террористическое государство "давило" своих граждан беззаконием внутри страны, заставляло их постоянно ощущать свое бессилие и слабость. Оно не меняло своего поведения и за пределами своих границ. Исторический пример - фашистская Германия.

В последние годы многие действия США на международной арене стали очень близки по своему характеру к террористическим, за что против этой страны на протяжении многих лет велись террористические действия.

После развала СССР бандитская традиция пустила свои корни во многих районах и уголках постсоветского пространства. Попытки насилием добиться своих целей, даже самых благородных, вызвали появление на древе государственного терроризма новых диких ростков - вооруженных конфликтов на территории Грузии, Азербайджана, Армении и Молдовы, в Таджикистане и Киргизии и т.д. Сегодня миру уже грозят ядерным терроризмом, терроризмом с применением отравляющих веществ.

И так проблема терроризма в сущности не нова, но первые попытки дать общеприемлемое определение этого явления были предприняты с развитием международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Проблемой терроризма активно занимались и занимаются различные международные объединения и организации в рамках состоявшихся международных конференций по унификации уголовного законодательства, в рамках Лиги наций, а затем Организации Объединенных Наций и Европейского сообщества.

В настоящее время разработка мер борьбы против глобализации преступности и международного терроризма, а также решение задач совершенствования международной и национальной правовой базы направлены на повышение эффективности антикриминального и антитеррористического противодействия на национальном, региональном и мировом уровнях, активно ведутся также в рамках Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума (ВААФ), цели и задачи которого и основные направления деятельности определены в Концепции ВААФ. принятой на первом заседании Международного организационного комитета 5 декабря 2000 г.

Идея об унификации уголовного законодательства была выдвинута еще в 1926 г. на Брюссельском конгрессе Международной ассоциации уголовного права, где было положено начало международному объединению криминалистов — конференциям по унификации уголовного законодательства. Эта организация оказалась очень активной. Так, первая конференция по унификации уголовного законодательства состоялась в Варшаве в 1927 г., вторая — в Риме в 1928 г., третья — в Брюсселе в 1930 г.. четвертая — в Париже в 1931 г.. пятая— в Мадриде в 1933 г.. шестая— в Копенгагене в 1935 г. Однако каких-либо ощутимых результатов эта деятельность не дала. Ставя на первый взгляд благовидные задачи — максимально сблизить нормы уголовного права разных стран в целях усиления борьбы с преступностью — "унификаторы" в действительности, с одной стороны, обсуждали давно решенные вопросы общей части уголовного права (соучастие, покушение и т. п.) либо уже разработанные действующими международными конвенциями (по борьбе с пиратством, фальшивомонетничеством, торговлей наркотиками), а с другой стороны, на фоне этих широко известных вопросов под лозунгом борьбы с терроризмом пытались по существу построить единый фронт против "большевистской пропаганды", связав ее с террористическими актами, посягающими на основы цивилизации.

Первая попытка раскрыть содержание понятия "терроризм" была предпринята на III Международной конференции по унификации уголовного законодательства, проходившей в 1930 г. в Брюсселе. В принятой комиссией конференции и представленной на рассмотрение конференции резолюции под заголовком "Терроризм" содержалось следующее:

"Статья 1. Умышленное употребление средств, способных породить общую опасность, будет установлено всякий раз, когда обвиняемый совершит деяние, угрожающее жизни, телесной неприкосновенности, здоровью человека, или деяние, угрожающее разрушить ценные блага, а именно: а) умышленный поджог, взрыв, наводнение, затопление, распространение удушливых или смертоносных веществ, разрушение и порчу сигналов, фонарей, сооружений или приспособлений, предназначенных для тушения пожара и спасания; б) самовольный перерыв нормальной работы транспорта, средств сообщений, железных дорог, телеграфа, телефона, почты, умышленную порчу гидравлического оборудования, освещения, отопления или двигательной силы общественного пользования или назначения; в) осквернение, порчу или отравление питьевой воды или средств питания первой необходимости, вызов или распространение инфекционных болезней, эпидемий, эпизоотии или болезней растений, имеющих первостепенное значение для земледелия, лесоводства.

Как видно, попытка определить объективные признаки состава преступления предпринята не путем установления его характерных черт, а посредством перечисления деяний, которые могут быть расценены как терроризм. А поскольку действиями террористов, в сущности. могут быть охвачены самые различные предметы и явления действительности, то этот перечень оказался настолько широким, что позволял под состав терроризма подвести практически любое деяние. Характеризуя указанную резолюцию. А. Н. Трайнин подметил, что "по существу трудно представить посягательство, не подпадающее под приведенное выше понятие терроризма", поскольку "это не уголовно-правовое понятие в обычном смысле, "террористический акт", а весьма обширная формула, охватывающая разнородные сложные явления".

На аморфность границ терроризма, установленных в резолюции, указывали и многие участники конференции, поэтому пленум III конференции принятие окончательной резолюции отложил до IV конференции.

Вскоре Лига наций по своей инициативе возбудила вопрос о разработке коллективных мер по борьбе с терроризмом.