Введение

Вопрос о совокупности преступлений является одной из сторон общего учения о преступлении и составе преступления. Поэтому освещение его служит важнейшей задачей, стоящей перед органами советского правосудия,— точной в соответствии с законом квалификации содеянного и привлечению лица к ответственности лишь при наличии в его действиях состава преступления. Наряду с этим рассматриваемая проблема имеет прямое отношение к вопросу индивидуализации наказания.

Говоря о законах, принятых на второй сессии Верховного Совета СССР V созыва в декабре 1958 года, Председатель Комиссии законодательных предположений Совета Союза депутат Д. С. Полянский подчеркнул, что «эти законопроекты, разработанные в соответствии с решениями Верховного Совета СССР, призваны сыграть важную роль в укреплении социалистической законности и правопорядка в нашей стране».

«Следует особо подчеркнуть, — сказал Д. С. Полянский, — что Центральный Комитет КПСС за последнее время уделяет большое внимание вопросам советского законодательства. И это вполне понятно, так как социалистическая законность служит делу укрепления советского общественного и государственного строя, делу строительства коммунизма в нашей стране»[1].

Принятие нового законодательства создает реальные предпосылки для тщательной разработки теоретических вопросов права, в том числе и уголовного. К числу мало изученных проблем уголовного права относится и вопрос о совокупности преступлений, разработка которого и обобщение соответствующей практики являются актуальными в связи с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

Во всех учебниках, изданных до настоящего времени, в разделе о наказании кратко говорится о порядке назначения наказания при наличии в действиях лица совокупности преступлений[2]. Однако проблема совокупности преступлений— это в первую очередь проблема учения о преступлении, составе преступления, ибо, прежде чем назначить наказание, необходимо верно, в соответствии с законом, квалифицировать содеянное, то есть решить вопросы состава преступления.

В подобном сужении указанной проблемы нельзя не усмотреть известной недооценки вопросов правильной квалификации, хотя они и имеют немаловажное значение в свете решения задачи укрепления социалистической законности в деятельности органов советского правосудия.

По советскому уголовному праву только наличие в действиях лица состава конкретного преступления является основанием для привлечения этого лица к уголовной ответственности и осуждения. Суд перед разрешением вопроса о назначении подсудимому наказания обязан разрешить вопрос о наличии в действиях лица состава преступления. Уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное не может быть продолжаемо и подлежит прекращению в любой стадии процесса при отсутствии в действиях, инкриминируемых обвиняемому, состава преступления.

Большей частью основанием для ответственности лица является наличие в его действиях одного состава преступление или, иными словами, чаще всего лицо обвиняют в совершении единичного конкретного преступления. Однако иногда в содеянном виновным усматриваются признаки составов двух или более преступлений. В связи с этим возникает проблема единичности (единства) и множественности преступных деяний.