§ 4. Совокупность и стадии совершения преступления. Совокупность и соучастие

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о стадиях развития преступной деятельности и соучастии в плане решения вопроса об ответственности за совокупность преступлений. По общему правилу, «если преступление окончено, то характер действий по подготовке и совершению преступления, по общему правилу, не имеет существенного значения для ответственности и квалификации оконченного преступления, при условии, что эти действия не содержат состава другого преступления» (разрядка наша.— А. Я.)[104]. Это положение может быть дополнено и развито.

1. Могут быть случаи, когда подготовительные к преступлению действия содержат состав самостоятельного преступления и в то же время не квалифицируются как таковые в силу поглощения составов. Например, А. задумывает нанести Б. телесные повреждения, причем в содержание его умысла входит нанесение как тяжких, так и легких телесных повреждений (альтернативный умысел), или конкретно не предусматривает вида телесного повреждения, которое он намеревается нанести (неконкретизированный умысел). В результате исполнения своего замысла А. наносит Б. сначала легкие, а затем и тяжкие телесные повреждения (скажем, в ходе драки нанесение побоев перерастает в причинение тяжких телесных повреждений).

В содеянном А. усматриваются как бы составы двух преступлений — нанесение легких и тяжких телесных повреждений. Но есть ли нужда квалифицировать эти действия по двум статьям Уголовного кодекса? Очевидно, нет, так как состав нанесения легких телесных повреждений как состав менее общественно опасный поглощен составом нанесения тяжких телесных повреждений, то есть составом более общественно опасным. Поглощение составов в данном случае вполне правомерно, ибо налицо условия, о которых мы говорили ранее, однородность объектов обоих составов (здоровье) и однородность формы вины (умысел).

Однако допустим, что в аналогичной ситуации А. успевает нанести Б. только легкие телесные повреждения и лишь внешние причины препятствуют дальнейшему совершению преступления. Как должны быть квалифицированы его действия в этом случае? Ответственность лица зависит от характера, вида его умысла. В этом отношении возможны три варианта:

а) лицо имело прямой умысел нанести тяжкие телесные повреждения. Направленность умысла определяет и характер ответственности, и квалификацию деяния. Действия лица квалифицируются как покушение на причинение тяжких телесных повреждений;

б) лицо имело альтернативный умысел, то есть в равной мере стремилось к достижению обоих результатов. В этом случае в связи с тем, что «при альтернативном умысле ответственность определяется соответственно умыслу на более тяжкое преступление, если же это преступление не окончено, то — за покушение на это преступление»[105] действия лица также квалифицируются как покушение на причинение тяжких телесных повреждений;

в) лицо имело неконкретизированный умысел. При таком умысле «ответственность наступает за фактически причиненный результат»[106]. Стало быть, в данном случае лицо подлежит ответственности по соответствующей статье Уголовного кодекса за причинение легких телесных повреждений.

Таким образом, говоря о соотношении составов легкого и тяжкого телесного повреждений, можно установить, что при наличии у лица прямого или альтернативного умысла состав покушения на нанесение тяжкого телесного повреждения поглощает состав нанесения легкого телесного повреждения.