§ 4. Продолжаемые, составные и длящиеся преступления

Как видно из предыдущего изложения, объективная сторона состава единого преступления представляется либо в виде единичного действия, вызвавшего единичное последствие, либо в виде единичного действия, вызвавшего ряд однородных последствий, либо в виде ряда однородных действий, вызвавших единичное последствие. Таким образом, во всех этих случаях непременным компонентом объективной стороны является либо единичное действие, либо единичное последствие, либо единичное и действие и последствие. В большинстве случаев на практике так и бывает. Однако возможно, хотя и реже, совершение в ходе единого преступления ряда однородных действий, приведших к ряду однородных последствий. Например: 1) шпионаж и 2) выдача государственной тайны, приведшие к ущербу а) военной мощи СССР и б) неприкосновенности его территории, или 1) бездействие власти и 2) халатность, приведшие к а) волоките и б) медленности в производстве отчетности, и другие подобные случаи. Эти варианты при непременном условии наличия единой формы вины также образуют единое преступление. Отдельного же рассмотрения они заслуживают в связи с тем, что наличие ряда однородных действий, приведших к наступлению ряда однородных последствий, характерно для особого вида единого преступления, для так называемых продолжаемых преступлений.

Так, в постановлении от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжающимся преступлениям» Пленум Верховного Суда СССР указал, что продолжаемыми преступлениями являются преступления, слагающиеся из двух или более тождественных преступных действий, образующих один и тот же состав, направленный к осуществлению одной и той же преступной цели.

Это определение продолжаемого преступления, воспроизводимое до сих пор в учебниках, представляется нам неточным по следующим основаниям:

1. Недостаточно указать, что продолжаемое преступление слагается из двух или более тождественных преступных действий. Точнее будет говорить, что оно слагается из двух или более тождественных или однородных действий. Так, если лицо последовательно топит, отравляет, застреливает несколько лиц или одно лицо, оно совершает не тождественные, но однородные действия.

2. Необходимо дополнить определение продолжаемого преступления указанием на наступление ряда однородных последствий, ибо, с одной стороны, если наступило одно последствие, то налицо не продолжаемое, а «обычное» преступление, а если наступили разнородные последствия, хотя бы и в результате ряда однородных действий, то налицо уже не единое продолжаемое  преступление,  а совокупность преступлений.

3. Далее нечетко указывается, что действия образуют «один и тот же состав». Точнее говорить, что действия содержат признаки одного и того же состава.

4. Также неточно указание, что эти «одни и те же составы» направлены к осуществлению «одной и той же преступной цели»[19]. Цель, как известно, является не необходимым, а факультативным элементом субъективной стороны состава преступления[20]. А между тем продолжаемое преступление также имеет необходимые субъективные критерии своего единства. Поэтому приведенное определение должно быть дополнено указанием на наличие объединяющей однородные действия и последствия единой формы вины, тем более, что в процессе совершения продолжаемого преступления цель, которую преследует лицо (если эта цель не влияет на квалификацию деяния, то есть безразлична для состава), может меняться, быть даже в иных случаях непреступной (ложно понятые интересы учреждения или предприятия при злоупотреблении служебным положением и т. д.), но продолжаемое преступление все же остается единым.