§ 2. Назначение наказания за каждое преступление

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (ст. 35) устанавливают обязательное назначение наказания за каждое преступление, входящее в совокупность, и практика последовательно проводит в жизнь этот принцип. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 15 февраля 1946 г. «О выполнении требования статьи 49 УК РСФСР[110] и соответствующих статей уголовных кодексов других союзных республик» говорится о том, что, «определяя наказание Д. по совокупности, Военный трибунал не установил предварительно наказания за каждое из преступлений, в совершении которых признан виновным Д., чем допустил нарушение ст. 49 УК РСФСР, согласно которой в подобных случаях суд обязан определить наказание за каждое преступление отдельно…»[111].

Однако требуется ли сохранение этого порядка? Что практически дает проведение в жизнь этого правила?

По приговору народного суда Б. в числе других был осужден по ст. 109 УК РСФСР 1926 года на 5 лет лишения свободы, по ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» на 12 лет и по ст. 3 того же Указа на 5 лет, а по совокупности на 12 лет лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР по протесту прокурора исключила из приговора обвинение Б. по ст. 2 Указа от 4 июня 1947 г., квалифицировав его действия по ст. 109 УК РСФСР 1926 года и ст. 3 Указа от 4 июня 1947 г., и назначила ему наказания по ст. 109 УК РСФСР 1926 года — 3 года, а по ст. 3 Указа — 6 лет лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР в определении от 30 января 1952. г. указала, что Судебная коллегия Верховного суда РСФСР с нарушением ст. 419 УПК РСФСР неправильно определила наказание Б. по ст. 3 Указа, назначив наказание по этой статье 6 лет лишения свободы, тогда как народным судом Б. по этой статье был осужден на 5 лет лишения свободы. На основании этого коллегия определила:

«По ст. 109 УК определить Б. наказание в 3 года лишения свободы.., по ст. 3 Указа приговор суда... оставить без изменений и по совокупности преступлений считать Б. осужденным на пять лет заключения…»[112].

На этом примере хорошо видно значение определения судом наказания по каждому из входящих в совокупность преступлений. В самом деле отпадение обвинения по одной из статей при отсутствии определения наказания за каждое из преступлений, входящих в совокупность, не позволило бы установить размер наказания за оставшееся преступление. Более того, из приведенного примера видно, что подобное определение наказания за каждое преступление позволило в данном случае выявить серьезное нарушение закона, допущенное Судебной коллегией Верховного суда РСФСР.

В литературе встречается критика подобной системы назначения наказания. Проф. Н. Д. Дурманов писал, например, что «…система определения наказания предварительно за каждое преступление страдает серьезными недостатками, так как при ней каждое отдельное преступление того же лица обычно рассматривается изолированно от других преступлений. Положим, виновный совершил последовательно три или четыре преступления; спрашивается, обязан ли суд при определении наказания отдельно за каждое последующее преступление учитывать факт совершения виновными предыдущих преступлений или же должен брать изолированно каждое из преступлений, сознательно игнорируя тот факт, что оно является звеном в цепи других преступлений, совершенных тем же человеком?»[113].