Причинение вреда в состоянии аффекта

- раскрытия содержания квалифицированных составов преступлений против здоровья, совершенных в состояния аффекта и внесение предложений по созданию квалифицированного и особо квалифицированного составов в рамках ст. 113 УК РФ;

- рассмотрения комплекса вопросов по отграничению преступлений против здоровья, совершенных в состоянии аффекта, от смежных преступлений, внесение рекомендаций по решению сложных вопросов квалификации;

- подготовка предложений по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за умышленные преступления против здоровья, совершенные в состоянии аффекта, и практики их применения.

Объектом исследования были общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовно-правовой борьбы с умышленными преступлениями против здоровья, совершенными в состоянии аффекта, а предметом - уголовно-правовые нормы, оказывающие регулирующее воздействие на рассматриваемую сферу отношений с позиций повышения результативности указанных норм в противодействии посягательствам на жизнь и здоровье человека, исторические и действующие источники уголовного права России, статистические данные о состоянии рассматриваемого вида преступности, специальная литература, следственно-судебная практика. Предмет исследования нормы уголовного законодательства.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования был общенаучный диалектический метод познания социально-юридических явлений, позволяющий рассматривать их в постоянном развитии, тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Одновременно в процессе исследования комплексно использовались частно - научные методы исторического, сравнительно правового, системного, формально-логического и социологического анализа объекта и предмета исследования.

Научная новизна исследования состоит в том, что соискатель одним из первых исследователей после введения в действие УК РФ 1996 г. с использованием имеющейся практики его применения осуществил комплексную разработку проблемы использования уголовно-правовых средств в борьбе с умышленными преступлениями против жизни и здоровья, совершенными в состоянии аффекта, в новых социальных условиях, подготовил на этой основе серию конкретных рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения.

Научная новизна исследования нашла выражение в следующих основных исследовательских результатах:

- выявленных и описанных соискателем особенностях и тенденциях исторического процесса формирования уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против здоровья, совершенные в состоянии аффекта;

- определении соискателем понятия и места умышленных преступлений против здоровья, совершенных в состоянии аффекта, в системе преступных деяний по действующему уголовному законодательству России;

Теоретическое значение исследования состоит в том, что комплекс полученных соискателем новых исследовательских результатов, теоретических выводов и положений вносит вклад в развитие науки уголовного права, поскольку расширяет объем и повышает качество знаний относительно уголовно-правовой борьбы с умышленными преступлениями против жизни и здоровья, совершенными в состоянии аффекта, в новых социальных условиях, восполняет имевшиеся пробелы в теоретико-прикладных основах применения уголовно-правовых норм об ответственности, за рассматриваемые деяния.

Практическое значение исследовании заключается в том, что теоретические положения, выводы, сформулированные в работе, практические предложения быть использованы:

- в научно-исследовательской работе по дальнейшему углубленному изучению исторического опыта и современных проблем применения ст. ст. 107, 113 УК РФ;

- в следственно-судебной практике по вопросам квалификации умышленных преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта;

- в учебном процессе высших юридических учебных заведений при преподавании курса уголовного права.

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.

Глава 1 Преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта, в историческом аспекте и по действующему законодательству России

1.1 История формирования уголовного законодательства об ответственности за преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта

В условиях формирования правового государства все большее значение приобретает законодательный опыт, как в плане преемственности исторических правовых положений, так и использования сравнительного правоведения. С этой точки зрения несомненный интерес представляет историко-правовое исследование генезиса уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за причинение вреда здоровью, совершенные в состоянии аффекта.

В российском законодательстве первые нормы о закреплении ответственности за убийство в состояние аффекта можно датировать XI веком - временем создания Русской Правды. Источником «Русской Правды» был главным образом обычай, а также княжеские уставы, судебные решения. В статье 19 этого законодательного памятника Древней Руси определяется наказание за обиду «Аще убыотъ огнищанина в обиду, то плати за нь 80 гривен убиции, а люд ем не надобе, а в подъездном княжи 80 грявен» [1]. Под обидой на древнерусском языке отнюдь не понималась месть [2].

В ст. 3 Краткой редакции Русской Правды предусматривалась ответственность за оскорбление действием: «Аще ли кто кого ударить ботогомъ, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогом, или тылеснию, 12 гривне... » [3]. В этой статье особое внимание уделено не характеру телесных повреждений, а орудиям, какими они наносятся: батог, жердь, ладонь, чаша, рог, тупая сторона острого орудия. Перечень предметов говорит о том, что для закона не имеет значения степень опасности для здоровья потерпевшего орудия, которым наносятся побои. Важен не столько сам удар, сколько обида им нанесенная. Поэтому и ответный удар, т.е. месть должен был следовать сразу за оскорблением. В случае если обиженный по той или иной причине не смог сразу же отомстить, обидчик подвергался денежному взысканию в размере 12 гривен [4].

Согласно ст. 26 Пространной редакции Русской Правды не признавалось преступлением, если виновный наносил удар мечом в ответ на оскорбление, выраженное в действиях, он не подлежал наказанию: «Не терпя ли противу тому ударить мечемъ, то вины в томъ иетуть» [5]. Представляется, что в данном случае речь идет о действиях, перечисляемых в ст. 25 Пространной редакции Русской Правды, являющейся аналогом ст. 3 Краткой редакции Русской Правды. Ответ мечом являлся лишь частной акцией, вызванной состоянием сильного возбуждения оскорбленного [6]. Таким образом, уже в тот период развития законодательства нормы Русской Правды учитывали провоцирующее поведение потерпевшего, как обстоятельство, снижающее наказание (в Краткой редакции Русской Правды), либо вовсе освобождающее от него (Пространная редакция Русской Правды).

В дальнейшем упоминание о совершении преступления в состоянии крайнего возбуждения мы находим уже в Артикуле воинском Петра I.