Преступления в местах лишения свободы

Большинство преступлений в местах лишения свободы совершаются в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. И это при том, что режим в исправительных учреждениях предполагает охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, раздельное содержание различных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения и т.п.

В связи с этой ситуацией вызывают интерес источники приобретения алкогольных напитков и наркотических средств и меры, принятые по этим фактам.

В подавляющем большинстве случаев спиртные напитки осужденные изготовили сами. Это, как правило, брага или самогон, изготовление которых не требует сложной технологии и приспособлений. Используются сахар, конфеты, дрожжи, томатная паста или иные доступные для осужденных продукты, которые можно приобрести в магазине, столовой или получить в посылке, бандероли, передаче или иным способом. Место их изготовления и хранения может быть самым разнообразным: от производственных, жилых и коммунально-бытовых объектов до кабинетов представителей администрации.

Криминальное поведение со стороны осужденных можно разделить на две группы:

- насильственные преступления и насильственные проступки;

- не зарегистрированные в качестве преступных, но указывающиеся в статистических данных и отчетах как "предотвращенные преступления".

Разумеется, вторая группа не только более многочисленна, но и питает преступную часть, кроме того, многие насильственные акты, не зарегистрированные в качестве преступных, на самом деле являются таковыми (оскорбления, клевета, побои, истязания, хулиганство, насильственное мужеложство). Поэтому при анализе преступности в местах лишения свободы надо уделять внимание не только преступному насилию, но и действиям, которые не фиксируются в качестве преступных, а лишь могут подтверждать высокую латентность правонарушений и преступлений в местах лишения свободы.

Получение достоверной информации о преступлениях осужденных в ИУ осложняются:

1) влиянием на поведение осужденного норм, традиций криминального мира, которые прямо запрещают любое сотрудничество с представителями администрации, поэтому потерпевшие не всегда сообщают о совершенных в отношении их преступлениях. Указанное обстоятельство вызывает также затруднения при расследовании фактов совершения противоправных действий осужденных, так как очевидцы происшествий не дают свидетельских показаний из-за боязни расправы с ними;

2) спецификой деятельности ИУ, для которых цель работы — исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Это вынуждает к укрытию от учета именно тех деяний, которые непосредственно посягают на установленный порядок исполнения наказания;

3) существующей практикой оценки деятельности исправительных учреждений, которая поставлена в зависимость от количества зарегистрированных здесь преступлений. Такое положение приводит к тому, что соответствующие отчетные показатели формируются не с учетом реальных изменений в преступности, а на основе показателей прошлого отчетного периода, чтобы не были допущены существенные колебания ни в ту, ни в другую сторону.

Кроме того, искажению криминологических показателей преступности осужденных к лишению свободы способствуют следующие факторы:

а)      исторические, которые связаны в первую очередь с практикой укрывательства преступлений от учета, распространенной в те времена, когда преступность понималась как временное пережиточное явление, закономерно "отмирающее" по мере движения к светлому будущему. При этом на правоохранительные органы возлагалась задача по постепенному "искоренению" преступности. Не имея объективной возможности реальной ликвидации преступности, их сотрудники научились всеми возможными способами приукрашивать криминологическую реальность с тем, чтобы показать достижения правоохранительных органов по "снижению" преступности;

б)      политические, обусловленные стремлением снизить преступность осужденных в подтверждение укрепления правопорядка в исправительных учреждениях, повышения эффективности воспитательной и профилактической работы и в целом улучшения условий отбывания наказания. Этого требует, в частности, ряд обязательств, взятых на себя Россией перед европейским сообществом при вступлении в члены Совета Европы. В результате происходит некоторое приспосабливание уровня регистрируемых в местах лишения свободы преступлений;

в)      материальные, обусловленные недостаточным финансированием деятельности органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, в том числе и оперативно-розыскной, направленной на выявление преступности осужденных;

г)       кадровые, связанные с физической и профессиональной невозможностью эффективно выполнять задачи, возложенные на эти учреждения. Так, на одного оперативного работника в среднем приходится 150 осужденных, на одного воспитателя – 80 – 100 осужденных. Кроме того, актуальной является проблема неукомплектованности некоторых частей и служб исправительных учреждений высококвалифицированными кадрами.

Выявление фактической картины преступности в местах лишения свободы диктует необходимость принятия мер по устранению причин, условий и предпосылок, которые реально предопределяют неполноту, искажение и фальсификацию учета совершаемых в них преступлений.      

Специфическим тюремным преступлением с высоким уровнем латентности является насильственный гомосексуализм. Лица, которые подвергаются этому, как и те, которые вступают в гомосексуальные связи добровольно, как правило, умственно отсталые, замеченные в двурушничестве, краже вещей или продуктов питания у других осужденных, просто слабые по характеру и физически неспособные противостоять угрозам и насилию, образуют строго изолированную группу "отвергнутых", или так называемых "опущенных". Туда же входят лица, совершившие сексуальные преступления против детей и подростков, их убийства, нанесение им телесных повреждений, содействовавшие правоохранительным органам или имеющие родственников в этих органах.

Большинство тех, кто арестованы за преступления против детей и подростков, как правило "отвергаются" в следственных изоляторах, незначительная часть - в колониях, причем в первые месяцы отбывания наказания. Лица, наказанные за сексуальные преступления, "отвергаются" способом, подчеркивающим именно эти деяния, причем с издевательствами над ними, их избиением.

Сами "отвергнутые" в силу личностных особенностей и своего статуса не в состоянии без помощи администрации улучшить свое положение. Однако, администрация не всегда активна в предупреждении таких преступлений и оказании помощи пострадавшему. Поэтому процесс унизительного положение "отвергнутых" не ослабевает, и если в данный момент открыто не попирают их человеческое достоинство, то делают это в иной форме: с ними просто не общаются, не позволяют сидеть и стоять рядом, обедать за одним столом и т.д. Запрет на обещание распространяется на всех, контактировать они могут лишь друг с другом. Оскорбительный статус закрепляется за определенным лицом на весь срок пребывания в местах лишения свобод и даже после отбытия наказания.