Стадии совершения преступления

§ 1. Понятие стадий умышленного преступления

Умышленная, т. е. сознательная и целенаправленная деятельность субъекта преступления проходит в своем развитии ряд этапов. Сначала у него возникает намерение совершить преступление. Он ставит перед собой конкретную цель, обдумывает способы, место, время ее достижения, одновременно формирует либо уточняет мотивы деяния.

Приняв решение, субъект осуществляет подготовительные действия, а затем начинает непосредственно выполнять задуманное деяние. Если оно завершено, тогда речь идет об оконченном преступлении. В тех случаях, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, преступление не было доведено до конца, необходимо установить и юридически оценить тот этап (стадию, ступень), на котором преступная деятельность была прервана. Термин «стадия преступления» законодатель не употреблял ранее и не использует в действующем ныне УК РФ. Однако эта терминология обоснованно использовалась как в дореволюционной, так и в советской теории уголовного права.

Вновь принятый федеральный Уголовный кодекс употребляет термины «неоконченное» и «оконченное» преступление.

К числу неоконченных относятся два вида преступной деятельности:

1) преступление, прерванное по не зависящим от лица обстоятельствам – приготовление к преступлению и покушение на преступление;

2) преступление, прерванное по воле деятеля. Таковым является добровольный отказ от доведения преступления до конца.

Соглашаясь с такой законодательной трактовкой понятий, считаем возможным в теоретическом анализе сохранить устоявшийся и достаточно четко характеризующий этапы развития умышленной преступной деятельности термин «стадии».

Традиционно российское уголовное право выделяет три стадии развивающейся преступной деятельности: приготовление, покушение, оконченное преступление. Кроме того, в науке уголовного права периодически возникали дискуссии о целесообразности отнесения к стадиям преступления обнаружение умысла (обнаружения преступной воли) виновного, т. е. сообщения (устно, письменно) кому-либо о намерении совершить преступление.

Такие попытки порождали беззаконие, в частности, установление уголовной ответственности за «инакомыслие». Так, по ст. 70 УК РСФСР 1926 г. за антисоветскую агитацию и пропаганду к ответственности привлекались лица, у которых обнаруживались дневниковые записи с критикой общественно-политического строя, которые никому, кроме автора, не были известны.

В соответствии с понятием преступления обнаружение умысла не может быть отнесено к стадиям преступной деятельности, ибо не представляет опасности для объекта уго-ловно-правовой охраны. Так, суждения о некомпетентности правительства и необходимости его смены еще не свидетельствуют об угрозе конституционному строю Российской Федерации. Однако, если лицо публично призывает к насильственному изменению конституционного строя РФ – налицо оконченное преступление, предусмотренное ст. 280 УК, ибо здесь уголовно-правовое действие облечено в понятие «публичные призывы к насильственному изменению строя», которые уже являются общественно опасными, так как реально угрожают незыблемости того строя, который установлен на основе действующей Конституции. Они способны спровоцировать массовые беспорядки, попытки совершить государственный переворот.

В некоторых случаях общественную опасность представляет само обнаружение умысла, например, намерение убить, причинить тяжкие телесные повреждения, уничтожить имущество, разгласить сведения интимного характера и т. д. Законодатель счел необходимым для этих случаев установить уголовную ответственность за сам факт высказывания угрозы, считая его самостоятельным оконченным преступлением, а не обнаружением умысла.