Понятие уголовного права России

Уголовное право как самостоятельная отрасль, естественно, представляет собой совокупность однородных норм: Причем эта однородность в первую очередь обусловлена их содержанием. Содержательно эти нормы сориентированы, с одной стороны, на деяние, которое (согласно действующему на данный период уголовному законодательству) признается преступлением, а с другой – на правоприменителя, который обязан оценивать совершенное деяние как преступное только в соответствии с требованиями уголовного закона и на основании его. Кроме того, однородность норм выражается и в их общей функциональной направленности. В конечном счете эти нормы предназначены воздействовать на взаимоотношения людей друг с другом, на их отношения с государством (в лице соответствующих органов) в случае совершения преступного акта; предотвращать подобные деяния в последующем.

Известно, что необходимость существования уголовного права осознается, а тем более воспринимается далеко не всеми членами общества. Однако от этого оно не утрачивает своей социальной ценности. Как раз наоборот, уголовное право утратило бы свою основную цель, если бы ориентировалось только на принцип добровольности исполнения. Требование здесь немыслимо без принудительного элемента, гарантом которого выступает государство. Принудительность уголов-но-правовых норм должна быть в равной степени применима ко всем, кто совершит преступление. В определенной степени именно этим обусловлен общеобязательный характер норм уголовного права.

Общеобязательность уголовно-правовых норм предполагает, с одной стороны, что каждый, совершивший преступ-ление, обязан претерпеть воздействие на себе уголовной ответственности, а с другой – что правоприменитель в этом случае обязан (а не имеет право) использовать уголовно-пра-вовые нормы.

Принудительность норм уголовного права, сопряженная с их общеобязательностью, предполагает свойство двоякого рода: во-первых, защитить потерпевшего (обиженного), т. е. восстановить или компенсировать его права и интересы, нарушенные преступлением; во-вторых, образумить преступника (обидчика), т. е. принудить его к претерпеванию тех нежелательных последствий, которые он должен (по обязанности, добровольно на себя возложенной фактом совершения преступления) понести. Иными словами, механизм уго-ловно-правовой защиты интересов общества от преступных посягательств есть своего рода удовлетворение потребностей каждого человека и всех людей вместе в безопасных условиях их бытия. Если право вообще и уголовное в том числе не удовлетворяет эти потребности (независимо от причин), то оно как социальный регулятор утрачивает свои нравственные и фактические позиции и теряет авторитет среди населения, превращаясь в балласт. Удовлетворение же указанных потребностей как бы подключает уголовное право к живительным социальным источникам, подпитывающим и утверждающим его как необходимый и достаточно эффективный государственно-правовой регулятор отношений между людьми.

Самостоятельность уголовного права не страдает от того, что оно оказывается включенным в систему других общественных регуляторов. Только в совокупном их взаимодействии уголовное право и может проявлять свою самостоятельность. Вне системы оно становится зловещим придатком криминально-правовой стихии. Автономность уголовного права позволяет установить совокупность признаков, с помощью которых то или иное порицаемое деяние признается преступным в силу того, что угрожает нормальному развитию или даже существованию той или иной сферы человеческого общественного или государственного бытия, т. е. становится общественно опасным.