Предисловие

В ходе последовательной демократизации советского общества предстоит завершить создание социалистического правового государства, на деле обеспечивающего верховенство закона. Это означает, что все граждане в той же мере несут ответственность перед своим государством, в какой государственная власть ответственна перед гражданами.

Такая постановка вопроса и задачи, решаемые сегодня, требуют улучшения качества советских законов'. В полной мере это относится и к уголовному законодательству, хотя оно предусматривает довольно широкую и дифференцированную систему средств, направленных на борьбу с преступностью. В частности, на январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС был поставлен вопрос о разработке нового уголовного законодательства, которое бы полнее отвечало нынешним условиям развития нашей страны, более эффективно защищало интересы и права граждан2.

Учитывая, что борьба с преступностью должна вестись последовательно, целенаправленно и при этом быть результативной, чрезвычайно важное значение имеет, как отмечалось на XIX Всесоюзной партийной конференции, « начатая работа по изменению уголовного, а затем процессуального и исправительно-трудового законодательства, приведение его норм в соответствие с потребностями общества на современном этапе развития»3.

Проблемой, требующей скорейшего разрешения уголовно-правовыми средствами, справедливо признается проблема продолжаемых и повторных преступлений, организованной преступности и преступной деятельности. В настоящее время эти социальные явления находятся в центре внимания законодательных и правоохранительных органов, вокруг них ведется бурная полемика, которая в конечном счете затрагивает принципиальные вопросы институтов квалификации и наказания по советскому уголовному праву, соблюдения принципов социальной справедливости, пронизывающих ныне все сферы общественной жизни.

3

В области теоретической разработки проблем продолжаемых и повторно деяний советская наука сделала большой шаг вперед уже начиная с 60-х годов, когда появились работы таких известных ученых, как В, Н. Кудрявцев, Г. А. Кригер, В. П. Малков, Е- А. Фролов, А. М. Яковлев и др. Однако многие вопросы сложных единых (единичных) и повторных преступлений, организованной преступности и преступной деятельности остаются недостаточно изученными и правоприменительные органы по-прежнему нуждаются в обоснованных рекомендациях.

Данные статистики и выборочных исследований свидетельствуют, что за период с 1975 по 1986 г. количество лиц, совершивших повторные преступления, имеет ярко выраженную тенденцию к увеличению и по состоянию на 1986 г. их число возросло примерно на 40%, а уголовно-правовые средства борьбы с повторной преступностью многие десятилетия не выходили за рамки традиционных. Исторически сложилось так, что советская правовая наука уже в начале своего развития рассматривала профессиональную преступность, преступную деятельность как несвойственную новому общественному строю и предсказывала ее быстрое искоренение. ! Основанные на авторитарных оценках декларативные утверждения об отсутствии в стране рецидивной и организованной преступности дезориентировали науку и практику, находились в прямом противоречии с действительным состоянием дел. Это привело к тому, что волюнтаристские суждения стали непререкаемыми истинами, подлежащими лишь комментированию. Между тем за последнее десятилетие (по 1986г.), как отмечается в специальной литературе, число особо опасных рецидивистов увеличилось в 2,5 раза, доля лиц, совершивших три и более преступления, — вдвое. Среди лиц, отбывающих наказание за кражу личного имущества, каждый третий имел четыре и более судимости, специальный рецидив мошенничества достиг 80%, а удельный вес неработающих мошенников - 60 %.