4. Соотношение продолжаемых и повторных преступлений

32

пнимание вопросам соотношения продолжаемых есеюйуделил Т. Э. Караев. Он проаналиточх и ПВТ оприменительную практику, литературные источзировал  и оценил постановления и определения судебники, крит      высказал немало интересных суждений. Од-НЬ1Х Ткомендаций, указывающих на грань, разделяющую НаК°    «аемое и повторное преступления, он не предлагает. Лкаоаев например, пишет, что «если два и более одинако-v преступления не образуют повторности как квалифицишего обстоятельства, то квалификация всего содеянного нопме предусматривающей ответственность за повторность поступлений, исключается. В таких случаях в зависимости от пнкоетных обстоятельств дела налицо повторность преступлений   (курсив мой. - П. К. ), не являющаяся квалифицирующим    обстоятельством, либо продолжаемое преступление.

Процитированное положение не позволяет прийти к какому-либо определенному выводу. Можно только предположить, что под повторностью преступлений «не являющейся квалифицирующим обстоятельством» Т. Э. Караев понимает такую, которая входит в конструкцию норм закона, является обязательным признаком основного состава преступления. Но если это так, то о повторности как совокупности самостоятельных преступлений говорить вообще нельзя ввиду того, что термин «повторно» в таких случаях используется законодателем в значении понятия «преступление». Например, для того чтобы признать действия лица по незаконной порубке леса преступными, необходимо установить два и более (повторность) факта такой порубки, каждый из которых не достигает суммы ущерба, указанной в диспозиции ст. 169 УК РСФСР. Следовательно, одноразовая порубка леса не может быть признана преступлением.

Он также утверждает, что правонарушения, образующие повторные и продолжаемые преступления, по юридическим признакам могут быть однородными, а не только тождественными48. Отличаются же они друг от друга тем, что продолжаемое деяние всегда посягает на один и тот же объект  .

Такое мнение неоднократно высказывалось в литературе, предшествующей работе Т. Э. Караева50. Однако в чем же суть юридически тождественных и однородных деяний, объекта неоднократного посягательства, чем они между собой различаются и почему продолжаемое преступление может состоять из аналогичных и однородных деяний и иметь постоянный объект противоправного воздействия он не поясняет. Приведенный Т. Э. Караевым идеальный пример о двух кражах личного и государственного имущества - недостаточный ар. гумент в пользу высказанного мнения. В конечном счете Т. Э. Караев всю проблему соотношения продолжаемых и повторных преступлений свел к повторению все тех же известных положений о единстве умысла, общей цели и т. д.

Ряд интересных суждений по вопросу отграничения продолжаемого преступления от повторного высказал И. Кли-, вер. На основе обобщения судебной практики по дел. о повторных и продолжаемых преступлениях он пришел к BI воду, что между эпизодами изъятия государственного общественного имущества при совершении продолжаемо] хищения могут быть и короткие, и длительные перерыв] Такое мнение представляется правильным. Любые повторные противоправные действия, требующие затрат физической и умственной энергии, предполагают определенный разрыв во времени. Он может быть значительным или относительно коротким, но всегда зависит от взаимосвязанных объектив) и субъективных факторов, способствующих или препятств; щих реализации замысла виновного. Для продолжаемого, к; и для повторного, деяния важно, чтобы эти интервалы не вых< дали за пределы давностных сроков,что в конечном счете o6ji| словлено не особенностями продолжаемого деяния, а виден преступления, видом и размером наказания за его совершение