2. Повторность преступлений в советском уголовном праве

Свержение эксплуататорского строя не могло сразу уничтожить и не уничтожило преступность, в том числе повторную, профессиональную. Поэтому в первые годы Советской власти новое общество приходилось строить «из элементов, насквозь испорченных капитализмом» 26, а проблемы борьба с повторной преступностью относились к числу наиболее актуальных в социальной политике.

Большой удельный вес в структуре преступности первых лет существования Советского государства занимала спекуляция. Она характеризовалась большой распространенностью и рецидивоопасностью, наносила ощутимый политический, экономический и социальный вред. В. И. Ленин неоднократно указывал на необходимость самой решительной борьбы с этим социальным злом, называя спекулянта главным внутренним врагом «экономических мероприятий Советской власти»27. 22 июня 1918 г. был принят декрет СНК «О спекуляции», в котором устанавливалась повышенная уголовная! ответственность за спекуляцию, совершенную в виде промысла.

Дальнейшее развитие институт повторности преступлений получил в следующих нормативных актах: постановлении ВЦИК от 17 мая 1919 г. «О лагерях принудительных работ» (ст. 37 предписывала предавать суду Революционного Трибунала виновных во вторичном побеге)28; Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г, (говорится о необходимости при назначении наказания учитывать, «совершено ли деяние профессиональным преступником (рецидивистом) или первичным»); декретах СНК от 29 января 1920 г. «О порядке всеобщей трудовой повинности»29 и от 14 декабре 1921 г. «Об ответственности заведующих государственными кооперативными и частными предприятиями за уклоненй' от дачи в установленные сроки сведений, требуемых цен*' ральными и местными учреждениями»30 (было закреплен0 понятие повторности). Примерно в это же время в вводится и понятие систематичности31.

60

Событием большой политической важности в жизни Совет-ГО государства явилось принятие первого Уголовного ко-сК са рСФСР 1922 г. Он состоял из 227 самостоятельных часть из которых предусматривала в качестве ква-с ^цирующего обстоятельства ту или иную разновидность ЯТ°РНОСТИ: с060™™0 повторность ч. 2 ст. 79^ (повторный

ОВТОРНОСТИ: й упорный неплатеж налога или отказ от исполнения работ

и повинностей) ; рецидив - ст. 183 (грабеж, совершенный еДйдивистом) и ст. 142 (умышленное убийство лицом, отбывшим наказание за умышленное убийство или весь-^ тяжкие телесные повреждения); промысел - ст. 146 (криминальный аборт, совершенный в виде промысла), ст. 181 (приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого др'естутшым путем), ст. 190 (ростовщичество, совершаемое в виде промысла) . Понятия систематичности и неоднократности были введены в УК РСФСР 1922 г. несколько позже, соответственно в июне 1923 г. и в августе 1925 г.32

Сопоставление простых и квалифицированных составов перечисленных преступлений показывает, что названные разновидности повторности резко увеличивали меру уголовной ответственности. Так, простой разбой (ст. 1842) наказывался лишением свободы на срок «не ниже трех лет со строгой изоляцией, а при рецидиве - высшей мерой наказания». За совершение криминального аборта (ст. 146) предусматривалось наказание в виде лишения свободы или принудительных работ на срок до одного года, а «если означенные в сей статье действия совершаются в виде прмысла ... наказание повышается до лишения свободы на срок до 5 лет». Примерно в таких же пропорциях наблюдается увеличение наказания и по другим статьям, предусматривающим ту или иную разновидность повторности в качестве квалифицирующего обстоятельства,