1. Продолжаемое преступление в советском уголовном праве

Споры о сущности продолжаемого преступления не затухают среди советских ученых. Споры эти не схоластичны. Достаточно сказать, что и поныне ни наука, ни практика уголовного права не обладают объективным критерием отграничения продолжаемого преступления от повторного. Изучение уголовных дел о многоэпизодных преступлениях показало, что примерно в 47 % случаев суды первой инстанции признавали квалификацию действий виновных органами предварительного следствия ошибочной, усматривая в содеянном признаки не повторного, а продолжаемого преступления. Из них в 43% случаев суды кассационной инстанции на основании протестов восстанавливали первоначальную квалификацию-возвращая дела на новое судебное рассмотрение*. Полемика же о продолжаемом преступлении в основном ведется на страницах периодической печати. В монографической литературе эти вопросы затрагиваются попутно при исследовании смежных проблем (квалификации, множественности преступлений и др.).

Любое исследование явлений общественной жизни невозможно без изучения уже накопленных знаний. Критерием же истины знания, как известно, является практика. Уголовно-правовая наука зиждется на практическом материале. Ее задача — переработать этот материал, исключить все случайное, несущественное, преобразовав в логически стройную систему для целей опять-таки практического применения. На каком же уровне находятся сегодняшние знания о продолжаемом преступлении?

Ответ на поставленный вопрос предполагает анализ мнений, высказанных по этим проблемам в юридической литературе и судебной практике, описанной в обзорах и руководящих разъяснениях высших судебных инстанций. Однако прежде чем приступить к разбору точек зрения о продолжаемом преступлении и судебной практики, необходимо определиться в отношении свойств, присущих этому понятию.

*По данным исследования, проведенного А. М. Ораздурдыевым, в 10,6 % из 347 изученных им уголовных дел продолжаемое преступление ошибочно было квалифицировано как повторное .

7

Продолжаемое преступление как деяние единичное характеризуется единством известных объективных и субъективных признаков конкретного состава преступления (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона). Эти признаки являются обязательными для любого состава преступления, а поэтому их условно можно назвать внешним свойством понятия продолжаемого преступления.

По общему мнению, особенность продолжаемого преступления заключается в том, что оно складывается из нескольких противоправных актов, совершенных в пространстве на протяжении определенного промежутка времени. Совокупность этих актов образует структуру продолжаемого преступления. Структура присуща любому сложному явлению и, следовательно, является специфическим и неотъемлемым признаком рассматриваемого понятия. Она выделяет его из массы простых и сложных единичных деяний и одновременно составляет его содержательную суть. Условно ее можно назвать внутренним и главным свойством продолжаемого преступления. Сразу же отметим, что структура как необходимое условие для раскрытия юридической сущности продолжаемого преступления оставалась вне поля зрения большинства исследователей либо глубоко не раскрывалась. Думается, что данное обстоятельство — одна из причин принимаемых на практике противоречивых судебных и следственных решений, непрекращающихся дискуссий среди ученых, к разбору точек зрения которых мы и переходим.