1. Постановка вопроса о преступной деятельности

Дореволюционное уголовное законодательство делило повторные преступления на рецидив и, как тогда называли, стечение преступлений. Наука того времени больше внимания уделяла рецидиву и явно недостаточно стечению преступлений. Не изменилось это положение и в советской уголовно-правовой науке. Лишь понятие «стечение преступлений» было заменено понятием «совокупность преступлений». Между тем эта проблема, как нам представляется, вызывает особый интерес. Совершение лицом множества преступлений до его установления и осуждения представляет значительную общественную опасность содеянного и деятеля. Утверждение о том, что он, отбыв наказание, не исправился и меры государственного принуждения оказались для него не действенными, в общем верное. Но столь же верно и то, что отбытие наказания само по себе является сдерживающим фактором от совершения повторных преступлений, а также то, чте| такое лицо проще установить и уличить в содеянном, же, считающееся законопослушным, а на самом деле со вершающее преступления, находится вне поля зрения право охранительных органов, выявление его крайне затруднен от совершения одного-двух преступлений оно переходит ко все большему их количеству, т. е. превращает преступлеи в средство удовлетворения своих потребностей. Вред, причиняемый таким субъектом государству и обществу, по сравнению с простым повторением преступлений чрезвычайно высок, Однако проблема многократности преступных действий, преступной деятельности еще должным образом не изучена. В юридической литературе имеются лишь краткие замечания о реальном существовании лиц, вставших на путь преступной деятельности, а суждения о ней сводятся в основном к констатации такого факта при полном, как правило, отсутствии аргументированности. Между тем это весьма важная тема для науки уголовного права, поскольку установление признаков, специфических черт и особенностей преступной деятельности может явиться важным дополнительным рычагом 96 усиления борьбы с повторной преступностью и одним из путей совершенствования уголовного законодательства, На стойкость антиобщественных взглядов и привычку к преступному образу жизни определенной категории лиц указывается в ряде партийных и государственных документов. Данное обстоятельство, а также ряд факторов, выражающих существо этой проблемы, которая связана с широко распространенной в настоящее время в уголовном праве традицией использования словосочетания «преступная деятельность», - веский довод в пользу углубленной разработки названного понятия. Мы не переоцениваем значения терминологических традиций, однако этот аспект полностью сбрасывать со счетов нельзя, так как чем чаще употребляется недостаточно разработанное понятие, тем больше обедняется его содержание и смысловое значение. Преступная деятельность — крайне негативное и реально существующее социальное явление, и, следовательно, оно должно обладать только ему присущими содержанием и признаками, выявить которые призвана наука уголовного права.

В настоящее время в советском уголовном праве нет определения понятия преступной деятельности. Имеющие же место попытки использовать данное словосочетание в качестве самостоятельного уголовно-правового понятия нельзя признать удачными. Поэтому, для того чтобы вскрыть истинный смысл деятельности и показать ее генезис в советском уголовном,праве, представляется необходимым экскурс в область неюридических знаний. Наряду с юридическим разбором деятельности, в ходе которого предполагается обобщить и сопоставить известные высказывания о деятельности, будет проведен семантический анализ рассматриваемого понятия.