Общая характеристика преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Глава 1. История развития законодательства о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности

1.1 Дореволюционный период

Человек имеет место на свободное самоопределение в области половых отношений. Общество не может терпеть в этой сфере насилия, в какой бы оно не проявилось форме, или грубой физической силы или тонких увещеваний, направленных на обман другого лица. Поскольку законом охраняется жизнь, здоровье и свобода личности, постольку он должен защищать от посягательства на один из важнейших видов свободы – свободу половых отношений.

Ни одна сфера человеческих отношений не претерпела столько различных стадий правового развития, как сфера половых отношений. В этом нет ничего удивительного. Мощный инстинкт пола естественно принимает необузданные формы; малокультурная, невежественная масса с трудом уясняет себе в этой области границы дозволенного и недозволенного, даже в спокойном состоянии, а особенно в состоянии возбуждения, типичном для совершения этого вида преступлений.

Поэтому даже древнейшие законодательства пытались суровыми мерами поставить преграду сильнейшему природному инстинкту человека, наложить узду на чрезмерно бурные проявления его [1].

Мысль законодателя при этом двигалась в нескольких определенных направлениях. Допуская положение, что естественные половые отношения являются сами по себе дозволенными, закон их карал, если они происходили без соблюдения надлежащей формы (брак), или если они были направлены против беспомощных в силу возраста или физического состояния [2].

Древность и средние века ставили под особую защиту незыблемость брака, как крепчайшей в то время социальной ячейки, и облагали, поэтому тяжкими карами прелюбодеяние и многобрачие. Здесь защищалась от посторонних посягательств чистота родового происхождения, честь мужа и честь жены. В эпоху развития церковного владычества, не освященные церковью отношения между полами считались тягчайшим грехом: карался конкубинат, т.е. свободное, не зарегистрированное церковью сожительство между мужчиной и женщиной, как длительное, так и кратковременное; каралось похищение, увоз женщины, бывший одним из бытовых явлений, нередко предшествовавший браку; каралось, наконец, изнасилование, являвшееся насильственным посягательством на честь женщины. Насильственные отношения между лицами одного пола также считались изнасилованием.

В эпоху владычества церкви все вышеупомянутые преступления стояли под знаком греха, т.е. аморального поступка, противного требования религии, как определенного, диктующего правила общежития, учения и церкви, как учреждения, стоящего на страже последней. И только потом стали нормами права.

Таким образом, смешались понятия нравственности и права; последнее перешагнуло свои границы, диктовало нормы поведения в области, не подлежащей правовому учету.

Результатом такого понимания явилось уголовно-правовое преследование онанизма, зоофилии, извращенных половых отношений между взрослыми людьми, кровосмешения, т.е. половых отношений между близкими родственниками и т.д.. Правда запреты последних проступков имеют и другие цели, которые усиливались в эпоху скептицизма и падения престижа церкви, как это было в 18 веке, в эпоху естественного права, провозгласившего свободное самоопределение человека в области пола, тогда начинают выдвигаться иные цели, а именно: цели популяционные, т.е. забота о том, чтобы размножению человечества не ставились препятствия в виде извращенных форм удовлетворения полового чувства, или же чтобы человечество не подвергалось вырождению путем кровосмесительных отношений. Наконец, намечается в старых законодательствах и укрепляется в новых идея защиты слабых от половых посягательств, воплощенная в законодательстве, карающем изнасилование женщины путем приведения ее в беспомощное состояние, и отраженная во всей системе постановлений законодательства о половых посягательствах против детей и юношества.

Устав князя Ярослава (1015-1054 гг.) "О церковных судах" предусматривал не только церковно-правовую, но и уголовную и гражданскую ответственность. В зависимости от социального положения потерпевшей различное наказание предусматривалось за изнасилование (ст. 3). Этим же Уставом предусматривалась ответственность за групповое изнасилование (ст. 7); двоеженство (ст. 16), блуд с монахиней и скотоложство (ст. 18), половое сношение между родственниками и свойственниками (ст. 12, 14-15, 19-23), включая, например, половое сношение мужчины с двумя сестрами (ст. 20) и братьев с одной женщиной (ст. 23)

Отечественное уголовное законодательство не было систематизировано, а поэтому статьи об ответственности за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности содержались в разных нормативных актах: например, в Соборном Уложении 1469 года шла речь о наказании смертной казнью ратных людей (военнослужащих), которые при следовании на службу или со службы «учинят... женскому полу насильство»; В Артикуле воинском Петра I имелась специальная глава (22), в которой говорилось о "содомском грехе, о насилии и блуде". Так, Артикул воинский предусматривал ответственность за скотоложство (арт. 165), добровольное мужеложство, квалифицирующим признаком которого являлось мужеложство, совершенное начальством (арт. 166), изнасилование (арт. 167-168), прелюбодеяние (арт. 169-170), двоеженство (арт. 171), половую связь между свойственниками (арт. 173-174).

Некоторый интерес представляют отдельные особенности уголовной ответственности, предусмотренные Артикулом воинским. Так, за изнасилование полагалось равное наказание, независимо от того, на своей или на неприятельской территории было совершено преступление; против честной женщины или блудницы. Установление наказания за изнасилование женщины на неприятельской территории является особенностью Артикула, отличающей его от западноевропейского законодательства.

Для решения вопроса о виновности лица имела значение своевременность подачи заявления потерпевшей. В толковании ст. 167 Артикула говорилось, что ежели потерпевшая "умолчит единый день или более потом, то весьма по-видимому будет, что и она к тому охоту имела". Покушение на изнасилование, согласно этому толкованию, наказывалось по судейскому усмотрению.

Известны Артикулу воинскому и смягчающие наказание обстоятельства. Так, при совершении прелюбодеяния "ежели прелюбодеющая сторона может доказать, что в супружестве способу не может получить телесную охоту утолить, то мочно наказание умалить" (арт. 170). Артикул впервые ввел понятие "проституция". Согласно артикулу 175 блудниц предписывалось изгонять из полков.\

Впервые, в России, постановления о наказуемости «противоестественных сношений» встречаются в воинских и морских законах императора Петра Великого (1716 и 1720 г.г.). Статья 165 воинского устава гласит следующие: «если смешаются человек со скотом и безумной тварью и учинит скверность его жестоко на теле наказать». Статья 166 того же устава предусматривает наказание за мужеложство. Причем насильственное мужеложство каралось строже, чем добровольное, а именно смертью или вечной ссылкой на галеру. Это вызвано тем, что, по мнению императора, противоестественные половые отношения понижали боеспособность армии [3].