Маньяки ХХ века. Геннадий Михасевич

Реферат: Маньяки ХХ века. Геннадий Михасевич

Маньяки ХХ века. Михасевич Геннадий

Российско-украинско-белорусская "святая троица" маньяков - Чикатило, Оноприенко, Михасевич. Причём "героями нашего времени" являются первые двое, а «незаслуженно» забытым по сравнению с ними остаётся белорусский маньяк Геннадий Михасевич. О важности «Витебского дела» (Михасевич жил и орудовал в Витебской области Белорусской ССР) говорит такой факт: после пришествия к власти Андропова в 1982 году новый министр внутренних дел Федорчук, изучивший реальную статистику преступлений, потребовал как можно скорее прекратить два основных в Советском Союзе дела — одно в РСФСР, в Ростовской области (дело «Лесополоса», Чикатило), другое — в БССР, в Витебской области (Михасевич). И это всё притом, что прожил маньяк всего 40 лет!

Геннадий Михасевич
Имя при рождении: Геннадий Модестович Михасевич
Прозвище «Витебский душитель» «Патриот Витебска»
Дата рождения: 1947 год(1947)
Место рождения: деревня Ист, Витебская область, СССР
Гражданство: СССР
Дата смерти: 1987 год(1987)
Причина смерти: Расстрел
Наказание: Смертная казнь
Убийства
Количество жертв: 38-?
Период убийств: 1971—1985
Основной регион убийств: Витебская область
Мотив: Сексуальный
Дата ареста: 9 декабря

Геннадий Модестович Михасевич родился в 1947 году в деревне Ист Витебской области Белорусской ССР.

В детско-юношеском формировании Гены необходимо отметить 2 обстоятельства. Во-первых, мальчиком Гена был скромным и малообщительным, за свою робость часто подвергался цинизму девушек и страдал комплексом сексуальной неполноценности. Во-вторых, его отец в пьяном угаре гонял свою жену, маму Гены, по двору, о чём знали друзья Гены и усмехались над ним, сыном агрессивного алкоголика.

В армии Геннадий не дослужил - был комиссован по причине гепатита.

В 1970 году Геннадий по направлению Дисненского совхоза поступил на учёбу в Городокский техникум механизации сельского хозяйства (не путать с Городком, который фигурирует в деле Оноприенко в Украине). За время обучения в техникуме он неоднократно навещал родителей в родной деревне и совершил свои первые 5 убийств и 1 покушение.

Первое убийство произошло 14 мая 1971 года. Жертвой стала Людмила Андаралова. Вот как вспоминал об этом сам маньяк: "Это было давно, я задушил девушку... Встретил ее в темное время. Было это в мае. Девушка была загорелая, как будто она приехала с юга, а у нас к тому времени еще не загорали. При себе у нее были две сумки. Эту девушку я задушил прямо на дороге, потом оттащил ее в сторону, там было поле и посажены яблони. Вещи я забрал с собой. В сумке у нее была одежда, ее я бросил в Двину".

На одном из последующих допросов он рассказал об этом более подробно: "В ночь на 14 мая 1971 года я как раз приехал из Витебска в Полоцк поздно, и автобусов в сторону Ист, где жили мои родители, не было. Тогда у меня было тяжелое состояние из-за того, что я порвал отношения со своей любимой девушкой Леной, я очень переживал это и даже хотел покончить жизнь самоубийством, для чего срезал в Полоцке бельевую веревку. С таким намерением я и пошел из Полоцка в ту ночь пешком в направлении деревни Экимань. Когда я проходил мимо фруктового сада, мне попалась навстречу девушка. Когда я ее увидел, то у меня тогда впервые и возникла мысль задушить ее".

А вот фрагмент из уголовного дела: "16 мая 1971 года... в 48 метрах от грунтовой дороги, отходившей от шоссе Полоцк - Новополоцк, в борозде, вблизи посаженных в том месте яблонь, был обнаружен труп, ноги и туловище которого были покрыты кусками дерна, а лицо присыпано землей. От указанной грунтовой дороги до места обнаружения трупа вел след волочения, проходивший по пашне, а затем по лугу. В начале его находились туфли и брошка потерпевшей, а на шее трупа разорванная цепочка. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть наступила в результате механической асфиксии, вследствие сдавления органов шеи руками. При этом отмечалось, что оно производилось правой рукой. Множественные ссадины на лбу, щеках и губах давали основания для вывода о том, что рот потерпевшей закрывался руками нападавшего. На руках в нижней их трети были обнаружены следы, свидетельствующие о привязывании в этих местах веревки, с помощью которой производилось перемещение трупа. Это подтверждается также наличием ссадин как на спине, так и на нижних конечностях".

Ещё в тот раз Михасевич подумал так: "Зачем же я буду давиться из-за бабы, лучше сам какую-нибудь удавлю" (так он объяснил своё поведение позже на допросе), но спустя полтора десятка лет следствие установило, что с девушкой Леной Геннадий расстался почти годом раньше - летом 1970 года: девушка не дождалась Геннадия из армии и сообщила ему, что вышла замуж за другого. Михасевич впоследствии отрицал, что насиловал жертву, а её раздевание объяснял так: "Может быть, одежда сбилась, когда я ее тащил?", но в действительности изнасилование имело место. И ещё характерная деталь - у первой жертвы, как и у последующих, он снял с ног обувь. Зачем - была ли для Михасевича, как и для Сливко, обувь фетишем (но, в отличие от Сливко, он с обувью жертв ничего не делал, а только снимал с ног), или чтобы жертва не могла убежать, или просто для удобства при изнасиловании - это осталось неизвестным.

Следующая попавшая в руки Михасевичу женщина была единственной, кому удалось уцелеть. Вот что она рассказала милиции: "29 октября 1971 года, в пятницу, на окраине Витебска за керамзитовым заводом на меня совершил нападение неизвестный мужчина. Внешность преступника я не рассмотрела. Он молодой, рост выше среднего, одет в серое пальто. Сначала он обогнал меня и прошел вперед, потом пошел навстречу. Поравнявшись со мной, остановился, спросил, который час. Я наклонилась, чтобы посмотреть на часы, и почувствовала, что у меня на шее оказалась веревка, которую преступник стал затягивать. Я успела рукой перехватить ее изнутри и не давала затянуть петлю. Преступник одной рукой удерживал шнур, но затянуть не мог, второй рукой закрывал мне нос. Мне попали в рот его пальцы, и я их кусала. В ходе борьбы я упала лицом вниз. Он продолжал меня давить. Я кричала. Преступник неожиданно оставил меня и убежал. Оказалось, что мои крики услышали школьники и бежали с фонариком ко мне".

Школьники, услышав женский крик, в приступе страха стали петь, Михасевича появление свидетелей вспугнуло, впоследствии школьники рассказали, что видели высокого парня в пальто, бежавшего им навстречу. А в руки следователям попала верёвка с кровью 1 группы, принадлежавшей укушенному женщиной Михасевичу.

Однако очередную женщину он изнасиловал и убил в тот же день! Автобусом вернулся в Витебск, затем ехал другим автобусом, вышел на остановке и последовал за приглянувшейся девушкой. Результат: "Утром 30 октября 1971 года в ельнике, в 12 метрах от грунтовой дороги, которая вела из поселка Руба к поселку Новый, был обнаружен труп гражданки К., который находился в положении сидя под елкой, опираясь спиной на ее ветку. В рот трупа был вставлен кляп из части шарфа потерпевшей. По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть наступила от механической асфиксии, вследствие закрытия дыхательных путей кляпом".

А Михасевич впоследствии скажет, что он "почувствовал от этого облегчение".

Следующие 2 убийства он совершил в следующем 1972 году - 15 апреля и 30 июля (эту жертву он задушил жгутом из стеблей ржи). Следующее - 11 апреля 1973 года. Эти убийства были совершены на окраине Витебска, район станции Лучеса.

Одно из ранних убийств Михасевича произошло так. После танцевального вечера он уединился с девушкой в укромном месте, но она стала насмехаться над его робкими ласками. Уязвлённое самолюбие спровоцировало физическую реакцию — Геннадий вцепился руками в горло обидчицы и задушил её. Дома он с волнением ждал ареста, но вскоре узнал, что за это убийство задержан другой человек, и успокоился.

В июне 1973 года Михасевич окончил техникум, вернулся в Ист и начал работать в Дисненском совхозе.

Вот признания Михасевича: "В то время у меня возникало желание напасть на какую-либо женщину, чтобы ее задушить. Поэтому, когда я бывал в Витебске, то ездил по его окраинам, где и нападал на первых попавшихся мне женщин, после чего я испытывал большое облегчение. Мое состояние и настроение от этого сразу улучшалось".

В 1974 году он не убивал.

В 1975-м он стал посещать Полоцк и серия продолжилась - в этом году Михасевич совершил ещё 2 убийства: одно - 17 мая близ деревни Зуи (про эту жертву он скажет: "Она была, наверное, моложе всех моих жертв"), другое - днём 28 сентября около дороги, ведущей от шоссе Полоцк-Глубокое к деревне Нача: "На этой дорожке я встретил женщину лет двадцати пяти. Она шла от автобусной остановки, в руках у нее была сумка. Я стал душить ее руками за шею, женщина сопротивлялась. Я ее задушил и оставил лежащей на земле. Отойдя от нее, повернулся, увидел, что она поднимается. Когда она сопротивлялась, упала ее сумка и выпало все, что в ней было. Я схватил... ножницы и стал наносить женщине удары, бил куда придется, и не один раз". Бить он стал потому, что: "Давить руками я мог только однократно".

28 апреля 1976 года Михасевич перешёл на работу мастера-наладчика ремонтных мастерских в племсовхозе "Двина" Полоцкого района. В мае, уже женившись, Михасевич переехал в деревню Солоники. Деревня эта состоит всего из пары десятков дворов, находится она в 2-х километрах от Полоцка, лежит в туманной лощине, но заметна издали. Покосившийся обветшалый знак с надписью «Солоники» стоит сразу за железнодорожным переездом. Говорят, что проехать в деревню можно только через Полоцк.

Вот как характеризует Михасевича в своей известной книге о русских маньяках Николай Модестов: "Не отличалась от среднестатистического мужчины и его личная жизнь: женился, имел двоих детей - девочку и мальчика. Даже встречался с любовницей, жившей в том же районе под Полоцком. Как и положено, вступил в партию, был избран секретарем партийного комитета. Работал по специальности техником-механиком по эксплуатации сельскохозяйственных машин, активно занимался общественной работой - был народным дружинником. В небольшом поселке Солоники (его даже не на каждой карте можно отыскать) Михасевича уважали и ставили в пример. Он был скромен, редко выпивал, не курил, не любил похабных анекдотов и краснел, если при нем начинали откровенничать на сексуальные темы. Никто не подозревал, что этот симпатяга четырнадцать лет упражнялся в убийствах...".

Можно добавить, что фотография Михасевича висела на доске почёта.

Также, например, соседка Михасевича вспоминала его как заботливого отца, который водил в садик свою дочь Алёну вместе с ней и постоянно ухаживал за дочкой - то бантик поправит, то спросит, не хочется ли ей чего. "Когда стало известно, что Генка - убийца женщин, я изумилась" - примерно так впоследствии говорила эта женщина.

Сменились места жительства и работы - сменилась и локация убийств. Вот как Михасевич говорил про территорию между городами Полоцк и Новополоцк и деревнями Коптево, Ропно и Перханщина: "Там я удушил четырех женщин. В тот район я специально приезжал и сходил на автобусной остановке, чтобы потом подкараулить какую-нибудь женщину. Туда без затруднений можно проехать и уехать на автобусе. Когда у меня удачно произошло первое удушение, я посчитал это место вполне подходящим и меня влекло туда".

2 июля 1976 года в той местности Михасевич убил одну женщину (задушил руками и петлей из ремня сумки, а рот жертвы заткнул кляпом из плавок потерпевшей), в ночь с 24 на 25 июля - ещё одну (изнасиловал и задушил пучком стеблей клевера), 22 октября - ещё одну (изнасиловал и задушил руками, петлей-удавкой и кляпом из перчатки жертвы). 1 ноября он изнасиловал и задушил женщину в деревне Ветрино.

У убитых женщин Михасевич забирал деньги, причём иногда - немало. Различные вещи, украденные у жертв, Михасевич приносил домой. У одной из женщин в сумке он нашёл даже пассатижи и импортные кусачки (сказал жене, что ему их выдали на работе). Попадались и ценности - 2 золотых обручальных кольца, например, одно из которых Михасевич пустил на изготовление зубного протеза и коронок для жены.

После долгого перерыва 26 августа 1978 года Михасевич задушил уже четвёртую жертву в той местности.

Затем - снова длительный перерыв более чем на год.

В 1979 году, 9 сентября, Михасевич убил одну жертву в Полоцке.

И снова - перерыв более чем на год.

В 1980 году новый эпизод: 18 октября ещё одна жертва в районе деревни Ропно.

И опять - перерыв, но уже менее продолжительный.

15 июля 1981 года Михасевич задушил руками и поясом куртки жертвы студентку, которую подвозил на рабочей машине "Техпомощь". Украл у мёртвой обручальное кольцо.

С этого момента он избрал новую тактику - похищение жертв, для чего стал использовать обаяние и личный и служебный транспорт (обзавёлся "Запорожцем" красного цвета и имел в своём распоряжении 2 автомобиля, принадлежавших его совхозу), на котором "подвозил" попутчиц в укромные места. Впоследствии рассказал, что неоднократно его жертвы, почувствовав неладное, пытались отвести похоть маньяка словами о месячных или недавнем лечении от венерического заболевания. А в конце рабочего дня за чаепитием Михасевич говорил своим коллегам-женщинам: "Эх, девчонки, покатал бы я вас." Они, естественно, не знали, что он имеет ввиду на самом деле. И кто он на самом деле.

Продолжался 1981 год. 12 сентября и 23 октября - ещё 2 жертвы.

Наступил 1982 год и летом - ещё 5 жертв, 4 из которых в такие дни: 7 июля, 22 июля, 14 августа и 23 августа.

И в очередной раз - перерыв почти на год.

В следующие 3 года Михасевич убил ещё много жертв, причём 12 из них - в одном 1985 году.