С.И. Прокопьева, Е.В. Заковряшина Применение критериев допустимости доказательств в деятельности суда присяжных

Что касается деятельности суда присяжных, то для него существенными являются не только основания признания доказательств недопустимыми, но и регламентация самой процедуры направленных на то судебных действий. Пленум Верховного суда РФ специально упомянул о ней в Постановлении от 20 дек. 1994 г.: «Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств может производиться судьей как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе. Поскольку согласно ч. 3 ст. 435 УПК РСФСР решение вопроса об исключении из разбирательства дела в суде присяжных всякого доказательства, полученного с нарушением закона, является обязанностью председательствующего судьи, рекомендовать судьям до назначения дела к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания проверять, не были ли нарушены в ходе дознания и предварительного следствия гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина, или допущены процессуальные нарушения, влекущие признание того или иного доказательства недопустимым...»3

При оценке нарушений процессуальных правил получения доказательств обычно возникает вопрос, любые ли подобные нарушения могут служить основанием для исключения доказательства или только существенные. Полагаем, что правильным является последнее4.

В ч. 2 ст. 345 УПК перечислены так называемые безусловные поводы к отмене приговора, то есть нарушения, которые при любых обстоятельствах влекут его отмену. Этот подход, несомненно, должен быть распространен и на решение вопроса о допустимости доказательств, в том числе в суде присяжных1. Действительно, как указано в ст. 420 УПК, рассмотрение дела с участием коллегии присяжных заседателей осуществляется в соответствии с правилами судопроизводства в РФ, которые не противоречат положениям Х раздела УПК РСФСР и общим правилам судопроизводства в РФ. Основанием же для пересмотра кассационной палатой Верховного суда РФ приговора суда присяжных является исследование в суде недопустимых доказательств лишь в том случае, «если это могло иметь существенное значение для исхода дела» (ст. 465 УПК).

Заметим, что критерии существенности нарушений лишь отчасти устанавливаются УПК. В большинстве случаев они вырабатываются практикой деятельности суда присяжных2. Поэтому, полагаем, в любом случае регламентирования таких оснований в законе их перечень не может быть признан исчерпывающим.

Немаловажное значение имеет и вопрос об установлении собственно критериев допустимости доказательств. В современной литературе выделяются, по крайней мере, четыре таких критерия: 1) надлежащий субъект, правомочный проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств; 2) надлежащий источник фактических данных (сведений, информации), составляющих содержание доказательства; 3) надлежащее процессуальное действие, используемое для получения доказательств; 4) надлежащий порядок проведения процессуального действия (судебного или следственного), используемого как средство получения доказательства3. Несоответствие доказательств требованию хотя бы одного из этих предложений должно приводить к признанию их недействительными. Это правило должно применяться ко всем делам, независимо от того, каким судом они рассматриваются.

Однако в суде присяжных указанное положение приобретает особое значение. Известно, что при обычном порядке судебного разбирательства вопрос о допустимости того или иного доказательства решается при его оценке, после исследования и проверки как данного доказательства, так и всех их в совокупности. Это делается, как правило, при постановлении приговора. Поскольку какого-либо специального решения по данному вопросу не требуется, он нередко оставляется без внимания, и доказательства, полученные с нарушением закона, участвуют в процессе постановления приговора. К тому же, если суд и признавал их полученными с нарушением закона, они в любом случае так или иначе воздействовали на решение судей.