В.П. Нажимов, А.В. Расторопина, С.В. Шенеберг. Судебная реформа не может и не должна возлагать непосильное финансовое бремя на государственный бюджет

Если оценить уголовное судопроизводство Российской Федерации и количество и состояние ее следственных изоляторов и исправительно-трудовых учреждений в целом и попытаться обнаружить наиболее слабые звенья в этой цепи, которые требуют немедленного и коренного улучшения и совершенствования, то такими звеньями, по-нашему мнению, будут, в первую очередь, возбуждение и расследование уголовных дел и следственные изоляторы и изоляторы временного содержания, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, находящиеся под стражей, и исправительно-трудовые учреждения, в которых должны находиться осужденные к лишению свободы в качестве меры уголовного наказания по приговорам судов, вступивших в законную силу.

Без возбуждения и расследования уголовных дел невозможно ни раскрытие зарегистрированных и латентных преступлений, ни тем более признание виновными по приговорам судов лиц, совершивших эти преступления, и их справедливое наказание. Однако динамика роста преступности в Российской Федерации, состояние регистрации и раскрытия преступлений, а также наличие громадной латентной преступности в последние годы убедительно требуют принятия решительных и эффективных мер, направленных на повышение уровня предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений и изобличения виновных1.

Из доклада комиссии по правам человека при Президенте РФ «О соблюдении прав человека и гражданина РФ» можно узнать, что «места предварительного заключения переполнены сверх всяких пределов, в них созданы невыносимые условия. Из 177 изоляторов и тюрем 137 (или 76%) переполнены. Число содержащихся в камерах в три-четыре раза превышает санитарные нормы. Вместо положенных 2,5 квадратных метра на одного человека в среднем приходится 1,8 м2, а в отдельных учреждениях менее одного квадратного метра. 60% изоляторов не пригодны к эксплуатации, а 26 подлежат сносу. Количество арестованных в этих учреждениях продолжает расти»2.

В этой связи следует заметить, что в 1956 г. в СССР было совершено 572116 преступлений, а в 1963 г. - 795772, в 1964 г. - 758306, в 1965 г. - 7518013. С тех пор прошло много лет, существовавшие тогда пенитенциарные учреждения, многие из которых достались нам в наследство еще от царской России, пришли в негодность, подлежат сносу, а преступность в настоящее время в РФ в количественном отношении возросла примерно в четыре раза по сравнению с началом шестидесятых годов в СССР. В 1989 г. в исправительно-трудовых колониях в СССР находилось около 800 тысяч человек, а на 1 января 1994 г. в РФ в тюрьмах, колониях, следственных изоляторах находилось 876003 человека4. Следовательно, по числу находящихся в пенитенциарных заведениях осужденных и заключенных под стражу подозреваемых и обвиняемых РФ превзошла СССР, хотя число пенитенциарных учреждений сократилось (остались только те, которые были расположены на территории РСФСР)5.

1 Подробнее об этом см.: Лукашевич В.З., Прохоров В.С. Об усилении превентивного значения уголовных наказаний // Правоведение. 1994. № 2. С. 41-52.

2 Рос. газ. 1994. 25 авг.

3 См.: Преступность и правонарушения в СССР: Статистический сборник. 1989. М., 1990. С. 10.

4 См.: Рос. газ. 1994. 1 нояб.

5 См. об этом подробнее: Даев В.Г., Лукашевич В.З. и др. За повышение эффективности уголовного судопроизводства в борьбе с преступностью // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. 1995. Серия № 6: Философия, психология, право. №2