О.Я. Баев. Процессуальная безопасность свидетелей и потерпевших как средство обеспечения достоверности их показаний

Вопросы о средствах обеспечения достоверности показаний свидетелей и потерпевших разработаны в уголовно-процессуальной литературе достаточно полно1. Это обстоятельство объясняется, прежде всего, стремлением адекватно ответить на запросы практики. Действительно, показания свидетелей и потерпевших - наиболее распространенный источник доказательств, именно эти лица дают по делу существенную часть информации.

При этом, однако, предпочтение отдавалось описанию совокупности факторов, влияющих на достоверность или недостоверность показаний свидетелей и потерпевших, так сказать, «изнутри». В их числе процессуальная безопасность этих лиц не упоминалась. Детально изучались тактичекие приемы допросов, методы фиксации доказательственной информации.

Особое внимание обращалось на способы оценки показаний. Из четырех обязательных элементов оценки наибольшей специфичностью, как известно, отличаются мыслительные операции при оценке допустимости и достоверности. Этот факт всегда связывался в литературе с необходимостью оценки особенностей личности носителей сведений - потерпевшего и свидетеля. Но и здесь вопрос отношений свидетелей и потерпевших и иных участников процесса не занимал в исследованиях серьезного места2.

Всегда шире смотрела на данную проблему судебно-психологическая литература, занимающаяся исследованием источников возникновения ошибок в показаниях участников процесса. Уже в 70-80-е годы существовали интересные работы, в которых воздействие на свидетелей и потерпевших заинтересованных лиц расценивалось как «сильное средство деформирующего воздействия». Но и в этом случае такие вопросы рассматривались попутно, на фоне изучения более общих проблем3. Более того, традиционный взгляд на проблему не выходил за рамки констатации положения о том, что влияние заинтересованных лиц «может усиливаться, когда свидетели и потерпевшие находятся от них в материальной, должностной, родственной зависимости... . Многие люди обладают повышенной восприимчивостью к воздействиям, исходящим от авторитетных лиц... В жизни такая восприимчивость часто неправомерно используется для того, чтобы изменить их показания в желательном направлении»4.

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1979 (Раздел написан Карнеевой Л.М.); Смыслов В. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1976; Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М., 1968; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976; Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления. Воронеж, 1964.

2 См.: Курс советского уголовного процесса: Общая часть. М., 1989 (Раздел написан Кобликовым А.С.).

3 См.: Эффективность правосудия и проблемы устранения судебных ошибок. М., 1985. Т. 2.; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967; Дулов А.В. Пути исследования процесса формирования свидетельских показаний // Вопросы судебной психологии. Минск, 1970; Ратинов А.Р., Адамов Ю.И. Лжесвидетельство. М., 1977; Доспулов Г.Г., Мажитов М.М. Психология показаний свидетелей и потерпевших. Алма-Ата, 1975.

Между тем проблема отношения свидетеля и потерпевшего к иным участникам процесса уже переросла традиционные рамки и стала рассматриваться в связи с общей и новой - проблемой обеспечения неприкосновенности личности в уголовном процессе.