Д.М. Миненок. Ограниченная вменяемость

Уголовное право исходит из презумпции вменяемости субъекта преступления, компонентом которой является состояние его психического здоровья. Сейчас вменяемыми признаются не только психически здоровые лица, но и страдающие различными психическими аномалиями, включая недостатки умственного развития. Но, вероятно, ни у кого не вызовет возражений утверждение, что между состоянием психического здоровья и выраженными психическими расстройствами нет резких граней. «Переход» здесь постепенный, через относительно неглубокие психические нарушения, то есть аномалии. Таким образом, за понятием невменяемости остается множество случаев, когда человека нельзя считать полностью невменяемым или полностью вменяемым. Психические аномалии, с одной стороны, не лишают субъекта способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, а значит, не исключают вменяемости. Но, с другой - они ограничивают возможность адекватной организации своего поведения, руководства поступками. И так как психические аномалии способны влиять на значимую в уголовно-правовом отношении способность лица к регулированию своего поведения, с их наличием уголовный закон может и должен связывать определенные правовые последствия.

Вокруг института ограниченной вменяемости на страницах научной печати уже давно ведется дискуссия, которая затрагивает все аспекты проблемы: от целесообразности введения в УК одноименной нормы до иных форм решения этой проблемы. Еще в 60-е годы Л. Петрухина, И. Михайловская и В. Каминская предложили определить в законе понятие ограниченной (уменьшенной) вменяемости1. Некоторые авторы предлагали к преступникам, психически неполноценным, применять специальные меры медицинского характера в сочетании с наказанием2. Но не все криминалисты поддерживали точку зрения о введении института ограниченной вменяемости. В курсе советского уголовного права под редакцией Н.А. Беляева и М.Д. Шаргородского отмечается, что «включение в закон понятия умышленной вменяемости противоречило бы принципам вины и уголовной ответственности и привело бы к тому, что нельзя было бы определить виновность лица. Вина неделима и недробима. Преступник не может быть частично или умышленно виновным в совершении преступления. Признание лица умышленно вменяемым поставило бы его в весьма неопределенное положение, а уголовную ответственность лишило бы точных и конкретных оснований»3. При этом авторы учебника не отрицают возможности применения к лицам с психическими аномалиями, наряду с наказанием, специальных мер медицинского характера.

[1] См.: Советское государство и право. 1965. № 9. С. 135.

2 См.: Шахриманьян И.К. К вопросу о так называемой уменьшенной вменяемости // Вестник ЛГУ. 1961. № 23. С. 1961. С. 175; Крахмальников Л., Ной И. О профилактике преступлений психопатов // Сб. научных работ. Саратов. 1961. Вып. 3. С. 260-263.

В последнее десятилетие, учитывая, что совершенствование уголовного законодательства требует максимального учета достижений науки о человеке, в том числе медицины и психологии, многие авторы предлагали ввести норму «ограниченная вменяемость» в УК. В качестве аргументов введения нормы приводятся следующие, с которыми трудно не согласиться, а именно: существование юридической и психологической реальности в виде распространенности в сфере права лиц с психическими аномалиями, но не лишающими субъекта преступления возможности саморегулировать значимое для права поведение4; именно институт ограниченной вменяемости наиболее адекватно и полно реализует ряд фундаментальных принципов права, вследствие чего обладает существенными преимуществами.