Кражи и грабежи как преступления против собственности

План

1. Кража

2. Собственность

3. Владение и обладание

4. Собственность, приобретенная по обязательству хранить и распоряжаться особым образом

5. Единоличная корпорация

6. Преступления, рассматриваемые в акте о краже, но не являющиеся кражей

7. Пользование транспортными средствами без разрешения

8. Преступления, связанные с обманом

1. Кража

Закон, касающийся кражи и относящихся к ней преступлений таких как грабеж, кража со взломом, различные преступления, включающие обман, шантаж и продажу (передачу) краденного, содержится в Актах о краже 1968 и 1978 гг. Перед тем как Акт о краже 1968 г. вступил в силу, закон, касающийся кражи и относящихся к ней преступлений, был очень сложным, но, к счастью, о нем говорить не нужно, так как Акт о краже, который основан на Восьмом Докладе Комитета по Реформе Уголовного Права, является совершенно новым кодексом.

Как указано в заголовке, эта глава касается кражи, которая рассматривается в параграфах 1 – 7 Акта о Краже 1968 г.

Параграфы 139 – 145 проекта Уголовного кодекса изменили существующее определение кражи.

В соответствии с параграфом 1(1) Акта о краже, лицо виновно в совершении кражи если оно бесчестно присвоило собственность, принадлежащую другому лицу с намерением навсегда лишить другое лицо этой собственности. В соответствии с параграфом 7(2) Акта о краже, кража наказуема лишением свободы до семи лет.

Actus reus кражи — это присвоение чужой собственности. Means rea — это нечестность вместе с намерением навсегда лишить другое лицо присвоенной собственности.

В соответствии с параграфом 3(1) Акта: «Любое принятие на себя прав собственника является присвоением. Это включает в себя, принятие лицом на себя права собственника без кражи и посредством обращения с ней как владелец».

Суть этого определения: «принятие на себя... прав собственника». У владельца собственности есть много прав по отношению к собственности. Они включают в себя право пользоваться вещью, право ее уничтожить, подарить, продать и так далее. Однако в объединенных апелляциях, Morris and Anderton v. Burnside (в дальнейшем именуется просто Morris), где большинство судей согласились с речью лорда Роскилла, Суд Палаты Лордов согласился с тем, что, несмотря на использование слова «права» в начале параграфа 3(1), параграф 3 в целом показывал, что присвоение не требует принятия всех прав владельца, и что вполне достаточно принятия любого из прав собственника. Несмотря на объяснение лорда Роскилла, это заключение идет вразрез с языком этого параграфа, но как бы то не было, мы должны относиться к нему как к правильной интерпретации данного параграфа. Очень странно, что фраза «принятие прав владельца» должна значить «принятие любого из прав владельца». Мы позже увидим, как возможно украсть вещь у лица, которое не является владельцем, но которому вещь «принадлежит» для того, чтобы данное деяние подпадало под определение кражи, и как владелец может украсть свою же собственную вещь. Наверное, слово «владелец» в формулировке Суда Палаты Лордов нужно читать как «лицо, которому принадлежит вещь», когда предполагаемая кража происходит не у владельца.

В Моррисе обвиняемый в каждом случае брал вещи с полки в магазине и переклеивал на них этикетки, которые показывали меньшую цену. Потом он покупал эти вещи за меньшую цену. Бернсайд был арестован до того, как он заплатил за товар, но Моррис был арестован уже после оплаты. Палата лордов постановила, что оба обвиняемых совершили кражу. Присвоение собственности произошло тогда, когда они поменяли ценники (в то время у них уже возник Means Rea кражи) потому что они уже приняли одно или больше чем одно право владельца. Не важно то, что они в тот момент не приняли всех прав владельца. Лорд Роскилл сказал: «Если концепция присвоения в параграфе 3(1) включает в себя элемент неблагоприятного вмешательства, или узурпацию какого-либо права владельца, необходимо... рассмотреть удовлетворяется ли это требование в этих случаях... Если покупатель, обладая извращенным чувством юмора, меняет на товарах ценники, тем самым, намереваясь только создать путаницу, я не думаю, что смена ценников является присвоением, однако несложно представить себе ситуацию, когда смена ценников будет являться присвоением. Дело Morris and Anderton v. Burnside является совокупностью этих действий, снятие с полки и смена ценников свидетельствует о неблагоприятном вмешательстве или узурпации права собственника. Эти действия, таким образом, являются присвоением. Именно действия, которые индивидуально или коллективно являются неблагоприятным вмешательством или узурпацией права владельца, являются присвоением в смысле параграфа 3(1). Я не думаю, что имеет какое-либо значение, было ли одно такое действие или несколько, и был ли временной интервал между ними». Важность интерпретации параграфа 3(1) которое дает дело Morris показано в Governor of Pentonville Prison, exp Osman. В этом случае суд был озадачен временем, когда произошла кража денег с кредитного счета в банке в результате нечестного обращения с этим счетом. Районный суд постановил, что присвоение, а потому и кража произошло тогда, когда был выписан чек на деньги, находившиеся на этом кредитном счете, или когда банком была получена инструкция перевести определенную сумму на этот счет. Причина этого решения в том, что представление чека к оплате, или послание инструкции является осуществлением одного из прав владельца банковского счета.