Типы правовой культуры и формы правосознания Невважай И.Д.

В современной России весьма распространено мнение о том, что российское правосознание, особенно это касается так называемого народного или массового правосознания, является, с одной стороны, неразвитым по сравнению с таковым в западных цивилизациях, а с другой стороны, оно характеризуется как расположенное на полюсах нигилизма или идеализма в оценке роли и статуса права. Явления правового нигилизма и правового идеализма в массовом сознании России давно привлекли внимание и практиков, и теоретиков права 1. Практическая цель, которая ставится исследователями указанных явлений, состоит в том, чтобы указать пути и методы их преодоления. Не споря с мнением, что эти явления правосознания играют негативную роль в политической и социальной жизни нашего общества, я бы хотел предложить вниманию читателей несколько иную трактовку природы и статуса данных феноменов, отличающуюся от распространенных в нашей популярной и научной литературе точек зрения. Эта трактовка опирается на понимание правовой культуры как семиотической структуры. С этой точки зрения явление правовой культуры почти не рассматривалось, хотя она представляется мне весьма продуктивной, поскольку позволяет по-новому осмыслить структуру правовой культуры, многообразие форм правосознания, понять различные концепции права как выражения определенных культурных типов и оценить явления правового нигилизма и правового идеализма как неотъемлемые явления правовой культуры.

Используемый в данной статье семиотический подход к пониманию культуры был предложен представителями Тартуской школы семиотики Ю. М. Лотманом и Б. А. Успенским 2. В соответствии с ним культуру можно рассматривать как знаковую систему, и в зависимости от отношения к знаку можно выделить два типа культуры, различие между которыми определяется тем, как понимается отношение между знаком и его значением: как единственно возможное или как условное и произвольное. Истоки

этой типологии мы находим уже у Платона, обсуждавшего вопрос о том, произвольны ли имена вещей, или их имена связаны с природой самих вещей. Обозначим указанные два типа культуры, соответственно, как культуру выражения и культуру правил.

В первом типе культуры - культуре выражения - сознание направлено, прежде всего, на поиск выражения уже данного содержания. Здесь содержание рассматривается как налично существующее, и задача заключается в том, чтобы найти «правильное» выражение или репрезентативную форму, соответствующие данному содержанию, найти язык, формулу, адекватные выражаемому с их помощью содержанию. Для этого типа культуры, как указывают Ю. М. Лотман и Б. А. Успенский, определяющей является мысленная оппозиция «правильное - неправильное», относящаяся к оценке выражения, репрезентации. Правовые нормы, выраженные, например, в языке, можно рассматривать как знаковые комплексы, содержанием или значением которых является система реальных правоотношений. Для данного типа культуры характерно то, что нормы понимаются как «правильные» или «неправильные» выражения действительных правоотношений, сложившихся между людьми. «Правильной» считается та норма, которая адекватно выражает фактически существующую правовую реальность. В этом смысле нормы как репрезентативные формы суть знаки прецедентов, то есть того, что уже произошло или имеет место в действительности. Мерой «правильности» нормы является ее содержание, данное как объективная реальность. В данном типе культуры имеет смысл говорить об истинности норм, поскольку здесь применим критерий соответствия нормы тому, что уже существует. Мерой истинности нормы выступает реальное содержание действительности. Здесь действует правило: «правильно то, что существует». Очевидно, что такому типу культуры соответствуют социологическая и классическая естественно-правовая концепции права. Как известно, первая рассматривает право как фактически данную систему порядка, сложившуюся в системе реальных отношениях между людьми и существующую в виде устойчивых форм поведения, которые каждому индивиду предзаданы как прецеденты «правильного» поведения. Естественно-правовая концепция также исходит из того, что право предшествует существованию своей репрезентации, «имени», языку права. Как писал Аристотель в «Риторике», это «право, которое действует повсеместно и не зависит от того, считают ли его люди действующим или нет». Право здесь является той реальностью, которая может иметь формальное юридическое выражение, но и без такой репрезентации естественное право существует как определенное содержание действительности, человеческого бытия. Устанавливаемое людьми позитивное право как форма репрезентации, как система знаков должно соответствовать уже существующему содержанию - «живому» или «естественному» праву. При этом объектом оценки является позитивное право, мерой же его оценки выступает содержание «живого» права, реально существующего в системе поведения людей. Как уже говорилось, позитивное знаковое или, как выражаются юристы, писаное право может быть оценено как «правильное» или «неправильное» в зависимости от его соответствия «живому» праву. «Неправильное» позитивное право данным типом правовой культуры будет отрицаться, отвергаться как «не соответствующее действительности».