§ 13. Правовые отношения между государствами в связи с изменением их территории по взаимному согласию

13. 1. Историческая обусловленность видов изменения территории государств по взаимному согласию

Территориальный фактор в межгосударственных отношениях в конце ХХ в. вновь приобрел ныне небывалую остроту. В принципиальном плане различают проблемы самоопределения народов, защиты прав личности и национальных меньшинств и проблемы нерушимости границ. Первая отражает новые международные императивы и суверенитет народа, вторая, по мнению Ю. А. Тихомирова, – идеи и принципы конституционного и международного права. Один из крупнейших российских юристов полагает, что механизм сочетания этих явлений еще предстоит отработать [322 Тихомиров Ю. А. Государственность: крах или воскрешение? /Государство и право. 1992. № 9. С. 15. ]. И уже совсем другая проблема, то, что национальные границы ныне стираются под воздействием современных средств коммуникации и мировой торговли, а также, как подчеркнул при общем одобрении Б. Гали, решений государств уступить часть своих исключительных прерогатив более крупным политическим объединениям, в которые они входят [323 Бутрос Бутрос Гали. Повестка дня для мира: Превентивная дипломатия, миротворчество и поддержание мира. Доклад Генерального секретаря в соответствии с заявлением, принятым 32 января 1992 года на заседании Совета Безопасности на высшем уровне. Нью-Йорк: ООН, 1992. С. 5. ].

При феодализме не видели различий между частной собственностью на землю и территориальным суверенитетом как верховенством государственной власти, принимали и понимали такие способы приобретения и утраты государственной территории, как личное усмотрение и право государя.

Так, киевский князь XI в. Ярослав Мудрый уже при жизни распределил отдельные части территории своего государства между сыновьями, отдав новгородскую землю старшему сыну Владимиру, Туров – Изяславу, Чернигов – Святославу, Переяславль – Всеволоду, Владимир Волынский – Игорю, а Смоленск – Вячеславу [324 См. : Костомаров Н. И. Указ. соч. С. 21. ]. Владимир Мономах, наказывая непокорных князей, отбирал их уделы и отдавал своим сыновьям [325 Там же. С. 62. ].

В эпоху капитализма уже проводится четкое разграничение между правом собственности на землю «dominium» и суверенной верховной властью над территорией «imperium». Существует четкое различие между частноправовыми сделками, даже если одной стороной ее выступает государство как субъект права, и вопросами расширения государственной территории.

Буржуазная эпоха приносит признание двух способов приобретения территории:

1) самостоятельные (aqiusito originaria) – завоевание (аннексия, присоединение территории другого государства) или завладение (невоенная оккупация, если территория является безгосударственной);

2) производные (derivativa): в этих случаях государство, приобретающее территорию, наследует права и обязанности, лежащие на приобретаемой территории.

Примеры приобретения территории:

– уступка (цессия) части территории одним государством другому на основе международного соглашения (например, по мирным договорам Эльзаса и Лотарингии Францией в 1871 г. , Выборга Финляндией в 1940 г. );

– передача территории «для занятия и управления» (передача в 1878 г. Боснии и Герцеговины, занятие Кипра Великобританией в 1878 г. , получение США области Панамского канала в аренду по договору 1903 г. );

– аренда (китайские территории Кжао-Чау – Германии, Вейхавей – Англии, Порт-Артур – России в 1898 г. ); – передача территории по мандату Лиги Наций, затем по решению ООН об опеке; – передача территории в соответствии с итогами плебисцита, например уступка Савойи и Ниццы в пользу Франции по договору с Сардинским королевством ( 40-е гг. XIX в. ), или присоединение Ионических островов к Греции в 1863 г. Использование территории как предмета аренды, сделок, продажи на протяжении веков было одним из главных механизмов нормализации межгосударственных отношений, способом осуществления не только внешней, но порой и внутренней политики.