Глава II. Место и роль теории государства и права в системе других наук

§ 1. Политико-юридический характер теории государства и права

Название каждой научной отрасли знаний и учебной дисциплины отражает в себе не только особенности ее предмета, но также и особенности ее характера и содержания. Это касается как естественных, технических, так и гуманитарных, общественных наук.

Теория государства и права в этом отношении не является исключением. Характер ее и содержание, находясь в органической связи и будучи обусловленными предметом этой науки, в значительной мере отражаются в ее названии.

О чем говорит название рассматриваемой отрасли знаний и учебной дисциплины? Во-первых, о том, что это - «теория». А теория понимается как «система обобщенного знания», объяснение различных сторон исследуемого явления. Она воспринимается также как «форма научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях действительности»*^.

Во-вторых, что это не абстрактная теория, а «система обобщенного знания» о конкретных явлениях, в качестве каковых выступают государство и право. В-третьих, что это не изолированные друг от друга явления и соответствующие им институты и учреждения, а взаимосвязанные между собой, взаимозависимые друг от друга и взаимодополняющие друг друга. И, в-четвертых, что рассматриваемые феномены - государство и право - по своему происхождению являются не естественными, техническими или природными, а сугубо общественными, социальными явлениями.

Исходя из того, что государство как социальное явление общепринято (a priori) считать одновременно и политическим явлением, а право, естественно, - юридическим явлением, то можно сделать логический вывод о том, что рассматриваемая отрасль знаний и учебная дисциплина под названием Теория государства и права, имеющая дело с данными феноменами, должна рассматриваться не иначе, как одновременно в качестве политической и юридической отрасли знаний и дисциплины. Политико-правовой характер теории государства и права отражается, таким образом, в ее названии.

Однако, допуская возможность определения характера Теории государства и права по названию, следует обратить внимание вместе с тем на известную условность и даже поверхностность такого подхода и «метода» определения.

Дело заключается прежде всего в том, что данная отрасль знаний и учебная дисциплина не везде и не всегда именовалась и именуется Теорией государства и права, или Общей теорией государства и права, как она сейчас иногда называется*(7).

В ряде случаев она ассоциируется, например, с тем, что раньше называлось Энциклопедией права. Раскрывая характер и содержание данной довольно древней дисциплины, в которую, по словам Г.Ф. Шершеневича, в конце XVIII-начале XIX в. ворвался «новый философский дух», автор говорит о том, что в этот период Энциклопедия права представляла собой «соединение элементов юридического, философского и исторического». В ее содержании в данный период выделялись две основные тенденции. С одной стороны, стал заметно сокращаться традиционный для данной дисциплины «обзор различных частей положительного права». А с другой - «стал выдвигаться очерк основных понятий о праве. Энциклопедия права начала приближаться к философии права»*(8).

Несмотря на то, что в российских и западноевропейских университетах данной дисциплине первоначально уделялось значительное внимание, что ее нередко называли «наукой наук» и считали, что она «служит необходимым введением в изучение специальных юридических наук»*(9) - все же состоятельность Энциклопедии права как самостоятельной отрасли знаний и учебной дисциплины подвергалась сомнению со стороны ряда известных в тот период ученых-юристов*(10). Со временем в России Энциклопедия права по своему названию и содержанию постепенно «перешла в теорию права»*(11), а на Западе наряду с ней и под ее определенным влиянием набрала силу такая дисциплина, как современная юриспруденция.

Вперед: Глава III.
Назад: Глава I.