Самоорганизация, самоуправление и их смысл в сознании населения России (Вместо предисловия)

Прежде чем представлять читателям эти доклады, рассмотрим несколько более подробно тот контекст, в котором сама проблематика приобрела особую актуальность, заставившую организаторов вынести обсуждаемые вопросы в повестку дня конференции.

Сверхцентрализация социального устройства была отличительной чертой России на протяжении веков; что, разумеется, отпечаталось и в общественном сознании. Любые претензии, когда населению стало дозволено их выражать, адресовались исключительно центральной власти, которая, в свою очередь, регулярно и с удовольствием вмешивалась в решение многих проблем, формально уже выведенных из сферы ее компетенции. Государственный патернализм управляющих в сочетании с социальным инфантилизмом управляемых были одной из основных характеристик советского режима, и с этим наследием население расстается весьма медленно и неохотно.

В январе 2000 г. 74,2% опрошенных РОМИР полагают, что государство обязано обеспечить каждой семье минимально достойный уровень жизни; вариант «Каждый должен заботиться об уровне жизни себя, своей семьи, не надеясь на государство» выбрали 22,6% респондентов. Оказалось, что россияне по-прежнему очень высоко оценивают роль государства, особенно в том, что касается создания условий для обеспечения материального благополучия граждан и рабочих мест (затруднившиеся ответить здесь фактически отсутствовали). С утверждением о том, что только свободные граждане смогут обеспечить благополучие и процветание России, выразили полное согласие 46,2% опрошенных; скорее согласны с таким мнением 29,9% россиян, «и да, и нет» ответили 9,4% респондентов[2].

Конечно, крах тоталитарного государства привел к тому, что люди стали ощущать себя в большей мере хозяевами своей судьбы, утратив доверие к социальным институтам и остро ощущая по-разному трактуемую свободу. Как оказалось, россияне чаще жителей других постсоветских стран, также переживающих последствия поздней и ускоренной модернизации, отвечая на вопрос: «На кого Вы можете положиться?», выбирают вариант «только на самих себя». Это отметили 82% взрослых россиян; в других странах этот показатель ниже: от 63% в Польше до 48% в Болгарии. В России реже упоминают в этой связи государство (в 9% ответов по сравнению с 10% в Польше и Венгрии и 35% в Болгарии), которому чаще не доверяют. Россияне меньше других верят в общественные идеалы, но больше озабочены заработком[3]. Ни одному общественному институту, ни одной структуре в 1994 – 1997 гг. не доверяли более четверти опрошенных[4]. В то же время с утверждением о том, что в России обеспечивается свобода политического выбора, согласились в 1995 г. 59%, в 1996 — 64%, в 1997 г. — 65% опрошенных; что обеспечивается свобода слова — 52%, 60% и 54%, а личная безопасность — 4%, 5% и 6% соответственно[5].

С одной стороны, результаты многочисленных опросов демонстрируют «бегство» россиян в личную жизнь, отвлечение и отказ от других социальных связей, сосредоточение интереса исключительно на непосредственном окружении, прежде всего семье. Как следствие, жители России очень слабо идентифицируют себя со всем обществом (61% респондентов сообщили, что они «предпочитают жить независимо от общества», причем чем моложе опрошенные, тем чаще такая точка зрения высказывается)[6].

С другой стороны, в ответах взрослых жителей России ярко выражено стремление к контролю и регламентации. Несмотря на высказываемое недоверие государству, государственный контроль выглядит в глазах респондентов предпочтительнее свободной конкуренции и рынка; ценности свободы оказываются ниже ценности стабильного существования; в ответах проявляется склонность к коллективности, к уравнительному толкованию справедливости. Проведенное РОМИР в декабре 1999 г. исследование показало следующее распределение согласных и несогласных с утверждением о том, что при демократии в России никогда не будет порядка:

  • совершенно согласны  12,1%;
  • скорее согласны  14,7%;
  • «и да, и нет»  18,1%;
  • скорее не согласны  25,8%;
  • совершенно не согласны 17%;
  • затруднились с ответом 12,3%[7].