Внешняя политика Арабской Республики Египет в контексте развития межарабских связей в XX–XXI веках

Реферат: Внешняя политика Арабской Республики Египет в контексте развития межарабских связей в XX–XXI веках

Реферат

Внешняя политика Арабской Республики Египет в контексте развития межарабских связей в XXXXI веках

В начале XXI в. внешняя политика Арабской Республики Египет (АРЕ) продолжает оставаться многовекторной и весьма активной. Наряду с решением проблемы арабо-израильского урегулирования, власти «страны пирамид» уделяют большое внимание ситуации в непосредственной близости от своих границ. Каир заинтересован в том, чтобы в окружающих его государствах правили умеренные режимы, не вовлеченные в региональные конфликты, что неизбежно повлекло бы за собой осложнение внутриполитической обстановки и в самом Египте. Несомненное значение для Каира в связи с этим имеют его отношения с арабскими соседями по африканскому континенту – Ливией и Суданом.

Отношения с Ливией на протяжении последних нескольких десятилетий переживали периоды взлетов и падений. После революции 1969 г. и ликвидации монархического строя в Ливии, новый лидер страны Муаммар Каддафи установил добрососедские отношения с тогдашним президентом Египта Гамалем Абдель Насером. Обоими двигала идея арабского национализма, объединения арабских стран вокруг единых целей, а также жесткий курс в отношении Израиля. В декабре 1969 г. на встрече Насера и Каддафи был поставлен вопрос об объединении Египта и Ливии1. Однако внезапная смерть Насера в 1970 г. помешала юнионистским устремлениям Каира и Триполи.

Пришедший на смену Насеру Анвар Садат, не разделявший панарабских воззрений своего предшественника и не желавший тесно сотрудничать с Ливией, взял курс на конфронтацию со своим арабским соседом, что, в конечном счете, привело сначала к политическому кризису в двусторонних отношениях, а затем и к серьезному вооруженному конфликту летом 1977 г. К счастью, военные действия между двумя соседними арабскими странами удалось вскоре прекратить, в том числе и благодаря посредническим усилиям президента Алжира Хуари Бумедьена2.

Подписание Египтом сепаратного мира с Израилем в 1979 г. серьезно подорвало основу египетско-ливийских отношений. Ливия расценила этот шаг Садата не иначе, как предательство общеарабского дела. Стоит отметить, что в период правления Анвара Садата список претензий Египта к Триполи был также довольно внушительным. Официальный Каир обвинял ливийцев в поддержке «международного терроризма», оказании помощи Ирану в войне с Ираком, вмешательстве во внутренние дела АРЕ, Чада, Туниса и других стран3. В Ливии, в свою очередь, осуждали отход Каира от панарабистского курса президента Насера, одновременно обвиняя египетское руководство в предательстве ислама.

В этот период отношения между Египтом и Ливией продолжали оставаться напряженными. Страны находились на грани вооруженного столкновения, о чем свидетельствует активная демонстрация обеими сторонами своей военной мощи. В марте 1980 г. начальник генштаба Египта А.Бадави по окончании инспекционной поездки по воинским частям, дислоцированным вдоль египетско-ливийской границы, заявил, что «Каддафи превратил Ливию в склад оружия. В связи с этим одна из важнейших задач Египта состоит в охране территориальной целостности Египта на случай агрессивных актов со стороны Ливии»4.

В июне 1980 г. Садат ввел чрезвычайное положение в районе египетско-ливийской границы, назвав этот шаг временным, который сделан в связи с угрозами безопасности страны со стороны Ливии. Садат также назвал это «предупредительной мерой» против Ливии5. Вскоре министерство обороны АРЕ сделало заявление о том, что Египет не имеет намерений совершать агрессию против каких-либо стран, однако не замедлит дать отпор любой попытке посягательства на его суверенитет или территорию. При этом представители египетского военного руководства отметили, что «сила стала на нынешнем этапе основным средством противодействия опасностям, угрожающим региону»6. Было очевидно, что среди тех стран, которым были адресованы эти слова, значилась и Ливия.

Напряженность в египетско-ливийских отношениях обусловливалась также противостоянием двух сверхдержав – СССР и США, принимавших активное участие в процессах в регионе. Если к концу 70-х годов Каир переориентировался на тесное сотрудничество с Вашингтоном, заметно ухудшив отношения с Советским Союзом, то Триполи по-прежнему оставался одним из ключевых союзников Москвы на Арабском Востоке. Степень конфронтационности в межарабских отношениях зависела от того, к какому лагерю в условиях биполярного мира и «холодной войны» принадлежала та или иная арабская страна. Ливия оказалась наиболее территориально близкой к Египту просоветской страной в арабском мире, что в условиях проамериканского внешнеполитического курса А.Садата практически предопределило напряженность в двусторонних отношениях.

В последующие годы обстановка складывалась таким образом, что сближение между официальным Каиром и Триполи представлялось довольно проблематичным. Ухудшение двусторонних отношений происходило по мере того, как Египет продолжал налаживать связи с Израилем. Ливия так же, как и подавляющее большинство арабских стран, негативно отреагировала на открытие египетского и израильского посольств соответственно в Тель-Авиве и Каире 26 февраля 1980 г. Лидер ливийской революции М.Каддафи направил послание главам арабских государств, в котором указал на возрастающую опасность для интересов всего арабского региона капитулянтской политики египетского режима, устремленной на обеспечение господства американского империализма в богатых нефтеносных районах Ближнего Востока. В послании содержалась критика ряда арабских режимов, продолжающих поддерживать отношения с Египтом, тем самым поощрявших антиарабскую политику руководства АРЕ7.

В 80-е годы XX в. египетско-ливийские отношения продолжали оставаться напряженными, несмотря на то, что в октябре 1981 г. после убийства А.Садата, президентом АРЕ стал Хосни Мубарак, заметно дистанцировавшийся от тесных связей с Израилем. Необходимо отметить, что, став главой государства, Мубарак приказал египетским средствам массовой информации прекратить пропагандистскую кампанию против арабских государств, в том числе и против Ливии, а также значительно ослабил напряженность на египетско-ливийской границе. В Триполи, тем не менее, продолжали считать, что Каир не отошел от садатовского курса.