Турецкая внешняя политика в урегулировании карабахского конфликта

Реферат: Турецкая внешняя политика в урегулировании карабахского конфликта

Реферат: Турецкая внешняя политика в урегулировании карабахского конфликта

Политика перестройки, начавшаяся в СССР во второй половине 80-х годов XX века, вскоре оказалась в тупике, породив волну социальной напряженности, политической нестабильности и межнациональных противоречий. Расширение географии очагов межэтнического противостояния ускорило процесс дезинтеграции Советского Союза. После распада СССР в некоторых из этих очагов наступила фаза подлинной и полномасштабной войны. Карабахский конфликт выделялся особой интенсивностью и продолжительностью. В постсоветский период к процессу урегулирования большинства подобных конфликтов стали активно подключаться сопредельные с регионами напряженности государства, а также США и международные организации. Буквально в первые же месяцы после распада СССР на южных пределах недавно могущественной советской сверхдержавы, воспользовавшись кажущимся безразличием, а точнее, временным ослаблением России, активизировали свои действия не только Турция, Иран, Пакистан и Китай, но и более отдаленные страны, преследующие цель распространить свое политическое и экономическое влияние на союзные республики бывшего СССР. Среди вышеупомянутых государств своей глобальностью особенно выделялась политика США. Однако с не меньшей активностью, хотя и на более ограниченном пространстве, в особенности в тюркоязычных государствах Центральной Азии, начала свою политическую, экономическую и культурную экспансию Турция, явно опираясь на поддержку и мощь США. Особо указывая на свою этническую, языковую и культурную общность с тюркоязычными республиками, Анкара стремилась стать вторым "большим братом" для них и заложить основы будущего политического и экономического союза тюркоязычных государств.

Турецкая внешняя политика с подчеркнутой целенаправленностью солидаризовалась с Азербайджаном в карабахском конфликте, который Анкара и Баку в унисон стремились представить как противостояние между "тюркскими братьями" и армянами. Позиция Турции в вопросе разрешения конфликта была явно проазербайджанской, и на то были веские причины. Уже после завершения "холодной войны" и, в частности, после развала СССР Анкара активно искала возможности для институционализации своей новой роли в качестве региональной державы, и с этой точки зрения карабахский конфликт становился препятствием для реализации внешнеполитических и экономических планов Турции не только в Азербайджане, но и в Центральной Азии.

С начала 90-х годов Турция начала энергично реализовывать свои гегемонистские цели на основе пантюркистских идей. Эти идеи базировались на трех основных принципах пантюркизма, которыми являются: принадлежность к общности тюркоязычных этносов, мусульманская вера и общность языка, историко-культурного наследия и менталитета. Но забегая вперед, отметим, что несмотря на выводы и прогнозы некоторых аналитиков, даже при современных процессах интеграции и осуществлении проектов транспортных и геоэкономических коммуникаций, реализация идеи тюркской унии на основе политического альянса вряд ли возможна, ибо противодействие со стороны России и Китая не оставляло бы никаких шансов для достижения такой цели. Последующее развитие событий доказало очевидное несоответствие реальных возможностей Анкары и ее внешнеполитических амбиций.

Энергичные действия Анкары в карабахском конфликте и откровенное выступление на стороне Азербайджана должны были послужить весомым аргументом в пользу готовности Турции поддерживать своих "братьев" не только словом, но и конкретными делами. С геополитической точки зрения Закавказье представлялось Турции особо важным мостом для непосредственной связи с тюркоязычными государствами и общинами Северного Кавказа, Поволжья и Центральной Азии.

Начавшееся в конце 80-х годов армяно-азербайджанское противостояние вокруг Карабаха не оставило безразличными турецкую политическую элиту и общество. Позицию турецкого руководства на начальной фазе конфликта можно охарактеризовать как сдержанную, точнее, выжидательную из-за опасений возможной реакции со стороны советских властей.

В начале 1990 г. в связи с январскими событиями в Баку тогдашний министр иностранных дел Турции Месут Йылмаз отметил, что за событиями в Азербайджане Турция следит с особой чувствительностью, поскольку с этой республикой имеет общие языковые и культурные корни. Интересен и тот факт, что 10 января того же года на внеочередной сессии Верховного Совета Нахичеванской АССР, входившей в состав Азербайджана, было принято решение о выходе из состава СССР и присоединении к Турции.

Одной из первых официально признав независимость Азербайджана и центральноазиатских республик, Анкара одновременно выразила свою готовность выступить с посреднической ролью в карабахском конфликте. Но было очевидно, что в планах Анкары не было намерения играть роль "честного маклера". Разрешение карабахского конфликта в пользу Азербайджана обещало Турции солидные политические дивиденды, тем более, что турецкие внешнеполитические планы нашли глубокое взаимопонимание и нескрываемое сочувствие в Баку, где определенные политические круги готовы были заложить основы политического и экономического союза с Турцией на основе этнической и языковой общности. Пантюркистские идеи и планы особо проявились после того, как президентом Азербайджана стал лидер Народного фронта Абульфаз Эльчибей, хотя, не ошибемся, если отметим, что протурецкая ориентация политических сил Азербайджана доминировала задолго до прихода Эльчибея к власти.

Вскоре после упразднения автономного статуса Нагорного Карабаха в ноябре 1991 г. и выхода Азербайджана из состава СНГ военные действия в Карабахе и сопредельных районах вступили в новую фазу, способствуя дальнейшей эскалации армяно-азербайджанского противостояния.

За развитием событий в Закавказье Анкара следила с особым вниманием. В начале 1992 г. тогдашний премьер-министр Турции Сулейман Демирель отметил, что Турция может позитивно повлиять на процесс разрешения карабахского конфликта в том случае, если обе стороны будут доверять инициативам Анкары. Вместе с тем из разных слоев турецкого общества и политического истэблишмента звучали призывы к оказанию всесторонней, в том числе военной помощи Азербайджану.