Российские соотечественники в Латвии, Молдавии, Украине, Израиле (из архива и. и. еренбург)

Инесса Иосифовна Еренбург... Человек, имя которого широко известно литературной, филармонической, театральной, художественной, музейной общественности Екатеринбурга. Родилась в 1941 г. в Свердловске. В 1964 г. закончила строительный факультет Уральского политехнического института. Инженер. Работала в Уральском отделении Всесоюзного научно-исследовательского института проектирования теплоэлектростанций. Пенсионер с 1998 г. Член Екатеринбургского филармонического собрания и Центра волонтеров Свердловской государственной академической филармонии, екатеринбургского городского Пушкинского клуба, клуба «Уральский библиофил», Международного клуба друзей А. де Сент-Экзюпери, Уральского генеалогического общества, Уральского краеведческого общества, общественного движения «Михайловское».

Как писал о ней недавно ушедший из жизни драматург Владимир Балашов, у И. И. Еренбург «дар общения с людьми и дар эпистолярной переписки. Энергия ее общения с далекими адресатами не может не изумлять. Инесса Еренбург ошеломляет своим неиссякаемым интересом к человеческим судьбам».

Корреспонденты И. И. Еренбург прошли разный жизненный путь, по-разному воспринимают политику бывших союзных национальных республик (сравните взгляды Г. Ф. Янсона и В. К. Ресниса на ситуацию в Латвии). Но ведь история мира и человечества - это история каждого из нас, и для каждого это «своя» история, ибо мы все ее «делаем», порой по разные стороны баррикад. История - это мы, и наши воспоминания нужны нашим потомкам.

Вниманию читателя предлагается переписка, в которой, на наш взгляд, сочетается уникальное и типическое, единичное и массовое, частное и общее. Переписка, в которой, как в зеркале, отражены все издержки переходного периода некогда единой страны, становления государственности обретших независимость республик.

Печатается с разрешения авторов писем.

ЛАТВИЯ

«...Я - ОККУПАНТ»

(ИЗ ПИСЕМ Г. Ф. ЯНСОНА[3] К И. И. ЕРЕНБУРГ)

05.04.1989, Рига.

[...] На работе, прежде чем что-то сказать, надо подумать: он в Народном фронте или Интерфронте? На самые простые вещи люди стали смотреть по-разному. Совершенно непривычная «нам» и «им» поляризация. Разжигается все это, конечно, «творческой интеллигенцией» Латвии, вернее, латышскоговорящей. А в кавычки творческая интеллигенция попала только потому, что националистом не может быть ни интеллигентный человек, ни творческий.

Мои друзья-коллеги, многолетние, перестали заходить пить чай, чесать языки о политику: плюрализм мнений развел нас по разным углам. Мы ведь не привыкли уважать чужое мнение, бросаемся на собеседника, если удается увидеть хоть одно неправильно сказанное слово. Даже если мысль в основном правильная. Как мы любим бить, топтать, поучать. Да чего удивляться? Этому нас учили столько лет. «Единственная правильность!» Только наша правда для всех веков и народов. [...]

22.08.1989, Рига.

[.] После твоего отъезда ввели «визитки». Мы уже их ощутили в мясном магазине и универмаге. Дело не в материальном ущемлении или преимуществах. Это отходит на задний план, когда видищь, что появляется «второй сорт» людей. Не могут ни прийти в голову ЮАР или идеи национал-социализма. Какими бы красивыми словами о перестройке это ни прикрывалось. Или, уточняю, очень похоже, что Латвийская ССР перестраивается на буржуазную Латвию с «коренным населением» и «неграми». Конечно, так не будет. Но, как всегда, мы «принимаем меры» после: Сумгаита, Карабаха, Ферганы. Сразу же, но после того, как случится беда.