Глава II. ПИРК и проблема правового нигилизма

§1 Амбивалентное восприятие права

Выяснив основные черты консервативного правопонимания, уточним, какова была позиция ПИРК в отношении собственно механизмов правового регулирования, а именно - каковы были мотивы их поддержки и причины их отторжения. Как раз на ϶ᴛᴏм уровне правопонимания в ПИРК пробудет то ϲʙᴏйство, кᴏᴛᴏᴩое часто обозначают как правовой нигилизм. На анализе ϶ᴛᴏго качества стоит, по нашему мнению, остановиться подробнее1.

Традиционалистское мировоззрение питает повышенную чуствительность к проблеме ценностей и антиценностей и обостренное желание заслонить первые от вторых (разумеется, в консервативном понимании того и другого). Консерватизм знает, как короток путь от релятивизации всех ценностей, с кᴏᴛᴏᴩой берет старт нигилизм, до его финишной точки - обесценения ценностей высших (и, тем самым, подрыва традиционного мироустройства). Следовательно, с субъективной точки зрения, консервативное правопонимание ни в коей мере не нигилистично. Напротив, видные консервативные публицисты никогда не переставали бороться с чистым правовым нигилизмом, присутствующим, например, в толстовстве или анархизме2. Но нельзя отрицать того, что вероятность противопоставления права и жизни, права и справедливости, права и народного чувства весьма высока как раз для традиционалистского мировоззрения. Почему?

Ответ кроется в аксиологических характеристиках ПИРК. Как уже отмечалось, главной ценностью здесь выступала традиция - политическая, социальная, культурная. Видя, что по степени ϲʙᴏей адаптивности к смене привычных форм существования субъекты макроуровня (например, государства) значительно уступают приспособляемости к новому положению субъектам микроуровня (индивид, семья), авторы ПИРК усматривали в праве одно из средств, способных обеспечить преемственное развитие государственности и культуры.

Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что озабоченная соблюдением строгой субординации между отдельными ценностями, размещенными по шкале цель - средство, ПИРК болезненно реагирует на смешение ценностей абсолютных и ценностей относительных. В данных причинно-следственных координатах право как совокупность норм, обязательных к исполнению под страхом государственного принуждения (кары) - не более чем средство, конечная же цель - правда. Абсолютизация инструментальной ценности (средства) может породить исключительно антиценность - ложь, фальшь и т.п. Между тем тенденции развития законодательства и правоприменения, приобретали в условиях пореформенной России характер все более либеральный, т.е. порывающий с основной политической традицией - самодержавием. Недовольство, испытываемое консерваторами по поводу данных процессов, трансформировалась в более или менее явное недоверие к методу правового регулирования как таковому. В итоге получалось, что консерваторы, не будучи в принципе правовыми нигилистами (как было показано, они усматривали в праве религиозное начало, а также признавали важность соблюдения законов) проявляли, тем не менее, пренебрежительное отношение к методу правового регулирования.

Антиправовую риторику консервативных авторов слагают два взаимопереплетающихся друг с другом мотива. Это - противопоставление позитивного права и жизни, а также противопоставление позитивного права народному правовому чувству (или, что применительно к консервативной риторике то же самое - правды/ совести/ справедливости). Элементы правового нигилизма содержали также ссылки на ограниченность возможностей правового регулирования и стремление сократить круг объектов такого регулирования. Изучим ϶ᴛᴏт аргументационный ряд, частое оперирование кᴏᴛᴏᴩым и послужило причиной для обвинения идеологов русского консерватизма в нигилистическом отношении к праву.

Вперед: Глава III.
Назад: Глава I.