Правда Русская или законы Ярославовы

III. Как древние немецкие, так и Ярославовы законы определяли особенную пеню за всякое действие насилия: «за удар мечом необнаженным или его рукояткою, тростию, чашею, стаканом, пястию 12 гривен;

за удар палицею и жердию 3 гривны, за всякой толчок и за рану легкую 3 гривны, а раненому гривну на леченье». Следственно, гораздо неизвинительнее было ударить голою рукою, легкою чашею или стаканом, нежели тяжелою палицею или самым острым мечом. Угадаем ли мысль законодателя? Когда человек в ссоре обнажал мечь, брал палицу или жердь, тогда противник его, видя опасность имел время изготовиться к обороне или удалиться. Но рукою или домашним сосудом можно было ударить незапно; также мечом необнаженным и тростию, ибо воин обыкновенно носил меч, и всякий человек обыкновенно ходил с тростию; то и другое не заставляло остерегаться. Далее: «За повреждение ноги, руки, глаза, носа виновный платит 20 гривен в казну, а самому изувеченному 10 гривен; за выдернутый клок бороды 12 гривен в казну; за выбитый зуб то же, а самому битому гривну; за отрубленный палец 3 гривны в казну, а раненому гривну. Кто погрозит мечом, с того взять гривну пени; кто же вынул его для обороны, тот не подвергается никакому взысканию, ежели и ранит своего противника. Кто самовольно, без княжеского повеления, накажет огнищанина (именитого гражданина) или смерда (земледельца и простого человека), платит за первого 12 гривен князю, за второго 3 гривны, а битому гривну в том и в другом случае. Если холоп ударит свободного человека и скроется, а господин не выдаст его, то взыскать с господина 12 гривен. Истец же имеет право везде умертвить раба, своего обидчика». Дети Ярославовы, отменив сию казнь, дали истцу одно право -бить виновного холопа, или взять за бесчестье гривну.-»Если господин в пьянстве и без вины телесно накажет закупа или слугу наемного, то платит ему как свободному». -Большая часть денежной пени, как видим, шла обыкновенно в казну, ибо всякое нарушение порядка считалось оскорблением государя, блюстителя общей безопасности.

IV. «Когда на двор княжеский (где обыкновенно судились дела) придет истец окровавленный или в синих пятнах, то ему не нужно представлять иного свидетельства;

а ежели нет знаков, то представляет очевидцев драки, и виновник ее платит 60 кун». «Ежели истец будет окровавлен, а свидетели покажут, что он сам начал драку, то ему нет удовлетворения». Оградив личную безопасность, законодатель старался утвердить целость собственности в гражданской жизни.

V. «Всякий имеет право убить ночного татя на воровстве; а кто продержит его связанного до света, тот обязан идти с ним на княжеский двор.

Убиение татя взятого и связанного есть преступление, и виновный платит в казну 12 гривен. Тать коневый выдается головою князю и теряет все права гражданские, вольность и собственность».Столь уважаем был конь, верный слуга человеку на войне, в земледелии и в путешествиях! Древние саксонские законы осуждали на смерть всякого, кто уведет чужую лошадь. -Далее: «С вора клетного (т. е. домашнего или горничного) взыскивается в казну 3 гривны, с вора житного, который унесет хлеб из ямы или с гумна, 3 гривны и 30 кун; хозяин же берет свое жито и еще полгривны с вора.- Кто украдет скот в хлеве или в доме, платит в казну 3 гривны и 30 кун, а кто в поле, тот 60 кун (первое считалось важнейшим преступлением, ибо вор нарушал тогда спокойствие хозяина), сверх чего за всякую скотину, которая не возвращена лицом, хозяин берет определенную цену: за коня княжего 3 гривны, за простого 2, за кобылу 60 кун, за жеребца неезжалого гривну, за жеребенка 6 ногат, за вола гривну, за корову 40 кун, за трехлетнего быка 30 кун, за годовика полгривны, за теленка, овцу и свинью 5 кун, за барана и поросенка ногату».