Глава 2. Государство и право в период гражданской войны и интервенции (1918 - 1920)

§ 1. Гражданская война, интервенция, военный коммунизм

Октябрьская революция, как уже говорилось, обошлась малой кровью. Однако шок, вызванный ею, скоро прошел, и недовольные взялись за оружие. Странную и предельно тенденциозную причину гражданской войны называет Р. Пайпс. По его мнению, не кто иной, как Ленин спровоцировал это большое бедствие: «Он захватил власть с тем, чтобы развязать гражданскую войну» *. Удивительное для руководителя государства желание - создавать страшные трудности для своего народа и самого себя!

* Пайпс Р. Россия при большевиках. М., 1997. С. 10.

В действительности дело обстояло совсем по-другому. Помещики не могли примириться с потерей своей земли, фабриканты - с потерей предприятий и хотели все это вернуть.

Однако не только они оказались противниками Советской власти. Крестьянство, которому революция дала землю, было довольно, пока государство не потребовало от него хлеб по продразверстке, и тогда оно переметнулось в стан врагов новой власти. Правда, довольно скоро выяснилось, что здесь им грозит возвращение помещиков со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наиболее дальновидные из белых генералов - А.И. Деникин, П.Н. Врангель - попытались подкупить крестьянство определенными уступками, в той или иной мере признавая «черный передел», произведенный революцией. Но полностью удовлетворить запросы крестьян они не могли - иначе терялся весь смысл белого движения *.

* См.: Цветков В.Ж. Аграрная политика белогвардейских правительств юга России (1918 - 1920 гг.) // Науч. труды Московского педагогического государственного ун-та им. В.И. Ленина. Ч. I. М., 1996. С. 92 - 101.

Особо следует сказать о такой специфической группе населения, как казачество. До революции казаки были хотя и трудовым, но привилегированным сословием. Революция же намеревалась уравнять их со всем крестьянством, что раздражало казаков. Впрочем, казачество не было однородным, и в нем по-разному относились к новой власти. Оно раскололось, и казаки воевали по обе стороны фронта, порой эти стороны меняя. Специфичной была проблема взаимоотношений северокавказского казачества и горских народов. Советская власть попыталась решить старую проблему здешнего малоземелья, вернув казачьи земли населявшим их когда-то горцам, преимущественно чеченцам и ингушам. Это, понятно, привлекло горцев на ее сторону, но соответственно отбросило казаков в белый лагерь *.

* См.: Жупикова Е.Ф. Чтобы этого не повторилось. К истории переселения терского казачества в 1920 г. // Там же. С. 101 - 104.

Важной силой в гражданской войне стало офицерство. Утратив свои привилегии уже после Февральской революции, а тем более после Октября, теперь унижаемое и оскорбляемое солдатами, в свою очередь досыта натерпевшимися прежних командирских зуботычин, офицерство в достаточной массе сплотилось вокруг наиболее авторитетных генералов и создало так называемую Добровольческую армию под руководством М.В. Алексеева и Л.Г. Корнилова, а затем включилось и в другие белые формирования. Эта внушительная военная сила стала ядром белого движения.

Новая власть восстановила против себя и еще одного мощного врага - церковь. Православная церковь не могла примириться с потерей своих земель, переданных революцией крестьянству, ее не устраивала также ликвидация того особого положения, которое церковь имела до революции, будучи идеологической опорой старого строя, своеобразной частью государственного аппарата. Избранный вскоре после Октября патриарх Тихон в специальном послании укорял председателя Совнаркома за все революционные преобразования и прежде всего за национализацию земель, фабрик, заводов и пр. Большевики, будучи непримиримыми идейными атеистами, не захотели искать и не смогли достичь какого-либо компромисса с духовенством. Наоборот, широко распространявшиеся формы антирелигиозной борьбы носили порой откровенно оскорбительный для верующих характер и тем неизбежно приводили их в антисоветский лагерь.

Вперед: Глава 3.
Назад: Глава 1.