«Интеллектуальная собственность» в России

Законодательство о защите интеллектуальной собственности появилось в России только в последние годы. Существовавший ранее режим защиты таких объектов как произведений литературы, научных труды и изобретения исходили из приоритета прав государства. Формируемая новая правовая система и интеграция России в мировое экономическое пространство заставило обратить внимание на весь комплекс проблем, связанных с защитой интеллектуальной собственности. Участие России в международных актах устанавливающих обязательства стран участников в области охраны интеллектуальной собственности, обязывает привести национальное законодательство в соответствие с действующими международными соглашениями.

Проблема интеллектуальной собственности достаточно новая для Российского законодательства, впервые это понятие было использовано в ст. 1 Закона о собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 г.

В Конституции РФ понятия "собственность" в ее имущественном значении и "интеллектуальная собственность", как результат свободной творческой деятельности отнесены, к разным статьям (ст. 35 и 44), а правовая формула "владения, пользования и распоряжения" отнесено только к имущественным правам. С принятием первой части Гражданского Кодекса РФ (от 21.10.94) противоречия заложенные законом о собственности были в значительной степени устранены. Так в соответствии со ст. 138 ГК "интеллектуальная собственность" определена как самостоятельный объект гражданских прав и установлен достаточно жесткий режим ее защиты. В ней говориться , что в случаях и в порядке установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

Принятые за последние годы законы "Об авторском праве и смежных правах", "О правовой защите программ для ЭВМ и баз данных", "О патентах" и другие нормативные акты, прямо регулирующие вопросы связанные с защитой интеллектуальной собственности, в целом соответствуют общепринятым международным требованиям, в тоже время в законах, прямо не регулирующих эти отношения, но затрагивающих в ряде случаев вопросы, связанные с правовым статусом объектов интеллектуальной собственности, допускаются ошибки и устанавливаются правовые режимы, прямо противоречащие как действующему Российскому законодательству так и международным актам. Так в статье 10 Закона "О государственной тайне" говориться "о засекречивании информации, находящейся в собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан (далее -собственник информации)" и вообще вся статья исходит из того, что правовой режим информации идентичен правовому режиму материальных объектов. Эта же ошибка допущена и в Законе "Об информации, информатизации и защите информации" , где в целом ряде статей рассматриваются вопросы владения, пользования и распоряжения информационными ресурсами". В связи с принятием этого закона возникает сложность принятия судебных решений так как подобный подход противоречит Закону "О правовой защите программ для ЭВМ и баз данных", где базы данных, которые, в основном, и являются информационным ресурсом, попадающим под регулирование Закона "Об информации, информатизации и защите информации", являются объектами охраны авторского права, а не права собственности в смысле раздела 2 Гражданского кодекса РФ (Право собственности и другие вещные права). В результате не четкого разграничения понятия правового режима права собственности на материальные объекты и "объекты интеллектуальной собственности", даже в статье 20 Таможенного кодекса РФ сказано , что к товарам и транспортным средствам, запрещенным к ввозу и вывозу из Российской Федерации, отнесены объекты интеллектуальной собственности, т.е. ставится знак равенства между вещным правом и правом интеллектуальной собственности.