11. Правовое регулирование государственного управления

11.1. Сущность правового регулирования.

11.2. Предмет и метод правового регулирования государственного управления.

11.3.Формы правового регулирования государственного управления.

11.4. Структура правового регулирования государственного управления.

11.1. Сущность правового регулирования

Раскрытие сущности и элементов правового регулирования государственного управления предполагает, прежде всего, уяснение понятия «правовое регулирование» вообще, безотносительно к его предмету и содержанию. Хотя это понятие изучается в общей теории права, тем не менее не все, наверное, его достаточно осмыслили, а, кроме того, в самом его понимании (в его трактовке) наблюдаются разные подходы. Часто даже прилагательные «правовое», «законодательное», «нормативное», «юридическое» регулирование употребляются как синонимы. Между тем здесь свои нюансы, имеющие теоретическое и практическое значение и влияющие на состояние и уровень данного процесса. Не всегда обилие документов по правовому регулированию того или иного вопроса говорит о том, что такое регулирование действительно состоялось.

Различение права (jus) и закона (lex) идет от древних римлян и сопровождает человеческую историю . Чешский исследователь римского права Милан Бартошек так объясняет названные понятия: jus – основное понятие римского права, выражающее разнообразные его аспекты и области, отличие его от религии, нравов, обычаев, бесправия, объективное право, субъективное право, право в судопроизводстве; lex – юридическая регламентация, установленная и принятая как обязательная; в публичном праве – закон, в частном праве – одностороннее или многостороннее проявление воли частных лиц1.

Интересные и убедительные суждения на эту тему см.: Нерсесянц B.C. Право и закон. М., 1983.

В истории государственно-правовой мысли право давно понимается как нечто, предшествующее юридическому закону, принятому в установленной форме и по установленной процедуре. Право связано с глубинными потребностями и интересами людей в упорядочении собственной общественной и частной жизнедеятельности, с их всеобщей волей. Оно содержит или должно, по крайней мере, содержать в себе моменты прав и свобод личности, гуманизма, социальной справедливости, исторической устойчивости и надежности общественных процессов. Значит, право – это не только воля господствующего класса, будь то буржуазия или пролетариат, и не воля монарха, как бы ее ни обожествляли, и не просто закон, утвержденный высшей государственной властью (парламентом либо президентом), а определенный компонент сознания, поведения, деятельности и отношений людей, выражающий их сопричастность друг другу» солидарность, сотрудничество, принадлежность к единому сообществу. Право может быть закреплено в законе и тогда иметь юридическую силу воздействия (реализации через государственные структуры) или содержаться в правосознании, традициях и обычаях людей и таким образом осуществляться непосредственно.

Следует отметить, что глубинный источник права в законодательной и исполнительной деятельности государственных органов в нашей истории, как послереволюционной, так и дореволюционной, часто не пользовался должным вниманием. Нельзя сказать также, что идеи права разделялись и общественным мнением, и оно стремилось к развитию права. В начале XX века знаток этой проблемы Б.А.Кистяковский писал: «В нашей «богатой» литературе в прошлом нет ни одного трактата, ни одного этюда о праве, которые имели бы общественное значение. Научные юридические исследования у нас, конечно, были, но они всегда составляли достояние только специалистов... И теперь, в той совокупности идей, из которой слагается мировоззрение нашей интеллигенции, идея права не играет никакой роли (подчеркнуто мною. – LA.). Литература является именно свидетельницей этого пробела в нашем общественном сознании». И в наши дни, через столько лет, когда вроде бы поставлена задача формирования демократического, правового государства, положение с пониманием и уважением права ненамного изменилось к лучшему.